На главную Rambler's Top100
Февраль 2008 г.
Февраль 2008 года

История исторических изречений

Клазоменцам разрешается вести себя непристойно

История исторических изречений

Академик Пятитомов, сердито насупившись, мыл на кухне посуду. Раздался звонок. Наскоро вытерев руки, ученый открыл гостю дверь. Им оказался профессор Синицын, давний друг и постоянный соавтор академика.

— Над чем задумался, коллега? — спросил пришедший, приглядевшись к хозяину. — На твоем лице печать глубокого размышления. Что-нибудь историческое?

— Да нет, дело житейское. Просто не представляю, что делать с Сережей.

— Чем на этот раз внучок не угодил? — живо заинтересовался профессор.

— Да вот, понимаешь, пообедали мы с ним. Он — раз из-за стола, и чуть не бегом в свою комнату. По всему видать, к компьютеру. Спасибо не сказал, помочь с мытьем посуды не предложил...

— И из-за таких пустяков ты впал в задумчивость?

— Это не пустяки, это в высшей степени непристойное поведение. Как бы наставить Сережу на ум? Компьютерные игры, что ли, запретить?

— Я посоветовал бы, — сказал Синицын, — поступить, как спартанские эфоры.

— Кто такие эфоры? — спросил, входя в кухню, Сережа.

— Во главе древнегреческого города-государства Спарта, — дал справку академик, — стоял царь. Однако власть его не была неограниченной. Огромную роль в управлении и политике играли эфоры — выборная коллегия из пяти человек с очень широкими полномочиями и правами. Естественно, что среди спартанцев эфоры пользовались соответствующим уважением. И вот однажды разразился большой скандал: кто-то вымазал кресла эфоров сажей. Следствие провели быстро, и выяснилось, что наглый этот поступок совершили приехавшие в Спарту молодые шутники из провинциального города Клазомены. Узнав это, эфоры не стали назначать им никакого наказания, а призвали глашатая и велели ему объявить повсюду необычный приказ: «Клазоменцам разрешается вести себя непристойно».

— Мол, — продолжил профессор рассказ академика, — что с них, клазоменцев, взять? Люди они невоспитанные, поступают в силу своего невеликого разумения. Придет время — сами поймут, что следует соблюдать приличия.

— А я вот зачем пришел, — вспомнил Сережа. — Спасибо, дедушка, за обед, было вкусно. Не помочь ли тебе с посудой?

Клазоменец



Художник Наталия Якубовская   

Страничка художника



© 2001 - 2017