Костер
Свежий номер | Rambler's Top100
Апрель 2007

Содержание

Стихи

Аптека для души

Рассказ

История исторических изречений

В гостях у дедушки Мокея

Пресс-клуб

Творчество твоих ровесников

Зеленые страницы

Конкурс

Реконструкция

Академия художеств журнала Костер

Викторина

История вещей

Морская газета

Клуб полководец

Школа мужества

Герои неземных стихий

Будь здоров!

Своими руками

Кто вперед?

Копилка заблуждений

На клетчатой доске

Великие дети

Конкурс юных детективов

Уголок веселого архивариуса

Мастерская Эдисонов

Конкурс




Аверьянов. Оборона Смоленска

Клуб «Полководец» продолжает свои «заседания» на страницах журнала. Стать членом этого клуба может каждый из вас. Для этого надо сделать фигурку солдатика (см. № 5, 2006 г.) и показать ее мне, председателю Клуба Жмодикову Юрию Леонидовичу. Сделать это можно, посетив Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи или придя в какое-либо воскресенье в Музей политической истории России. При этом надо сказать пароль: КОСТЕР. Сделанные вами фигурки могут участвовать в специальной выставке солдатиков, которую планируется открыть в Артиллерийском музее в конце этого года.

На прошлой нашей «встрече» вы узнали об устройстве и заряжании ружья, с которым действовали русские и европейские солдаты 200 и более лет назад. Оружие сильно уступало современному не только в скорости стрельбы, но и другими своими боевыми возможностями. Основными боевыми качествами любого оружия, кроме скорострельности, являются дальность и точность стрельбы. И если из современных винтовок можно стрелять почти на 2 км, то из ружей, использовавшихся в те времена, о которых мы говорим, пуля летела лишь на 600-700 м. При этом только на расстоянии до 300 м она сохраняла так называемую убойную силу, то есть способность нанести рану человеку или лошади. На большем же расстоянии она была настолько «бессильной», что любой более-менее твердый предмет становился для нее непреодолимым препятствием. Из воспоминаний участников сражений того времени известно немалое число случаев, когда пуля отскакивала от металлических деталей снаряжения (пряжка ремня, пуговица, украшение на головном уборе) или даже застревала… в складках одежды.

Но и на расстоянии до 300 м попасть в цель было очень трудно. В начале XIX века, когда солдат стали учить прицельной стрельбе по мишеням, примерно соответствовавшим размерам человека, при аккуратном, правильном заряжании ружья и тщательном прицеливании удачным был лишь каждый 20-й, а то и 30-й выстрел. Почему? Основная причина — само устройство ружья и порядок его заряжания: ведь солдат сыпал порох на полку «на глаз», в результате чего пороха внутри ствола при каждом выстреле оказывалось различное количество, также всегда с разной плотностью были забиты в ствол порох и пуля, от чего во многом зависела точность выстрела. Кроме того, от момента нажатия на спусковой крючок до вылета пули из ствола проходило около 2-х секунд, в течение которых ружье нужно было удерживать в направлении цели. Это было не просто: после удара кремнем по огниву у самых глаз стреляющего сначала разлетались искры, а затем вспыхивал порох на полке. И, наконец, в момент выстрела ружье под воздействием отдачи немного подбрасывало — его практически было не удержать даже сильному и опытному солдату.

В бою же солдаты заряжали ружья торопливо — ведь по ним стреляли неприятельские солдаты — и, как следствие, неаккуратно. Стреляли почти не прицеливаясь, а просто направляя оружие в сторону неприятельского строя. И такая перестрелка без особых потерь для обеих сторон могла продолжаться очень долго — порой целый час и даже больше.

От чего же тогда в те времена зависела победа в бою, если оружие стреляло нечасто, недалеко и очень неточно? От «духа войска»: от стойкости, смелости, опытности и дисциплинированности солдат, от того, насколько они были уверены в товарищах, стоящих рядом с ними в строю, насколько они верили, что их командиры будут руководить умело и смело, не прячась за спины. Этот дух войска проявлялся в ходе боя самым непосредственным образом: если в бою войска шли в атаку решительно, в полном порядке, то атакуемые могли пасть духом, потерять уверенность в себе и начать отходить. Если у командующего армией, терпящей неудачу, имелся резерв, то он посылал этот резерв в бой. Появление новых сил поднимало дух отступающих; они вместе с резервом могли снова приготовиться встретить атаку или сами переходили в контрнаступление. И результат этих действий снова зависел оттого, какая из сторон на этом этапе боя оказывалась более смелой, стойкой и дисциплинированной, более уверенной в победе. Именно поэтому опытные военачальники во все времена стремились укреплять в своих войсках этот дух, любой ценой поддерживать его в самые трудные для их армий времена — такими были и Александр Васильевич Суворов, и Михаил Илларионович Кутузов, и многие другие наши известные полководцы.

Для иллюстрации использован фрагмент
картины художника А.Аверьянова «Оборона
Смоленска. 5 (17) августа 1812 г.»







© 2001 - 2017