На главную Rambler's Top100



Июль 2007 г.

История исторических изречений

В тени сражаться приятней

История исторических изречений

Яркое июньское солнце светило вовсю. Жара стояла необыкновенная. Академик Пятитомов и его внук Сережа устроились на траве в тени раскидистой липы играть в шахматы. Играли всерьез — с часами. Вдруг противников отвлекли чьи-то шаги: это к ним на дачу приехал в гости профессор Синицын, друг и соавтор дедушки.

— Сражаетесь? — бодро воскликнул профессор. — Молодцы! Только что ж вы от солнышка укрылись? Ясных дней в наших широтах не так-то много, негоже пренебрегать отличной погодой!

— В тени сражаться приятней, — сказал Сережа и, не отвлекаясь от игры, сделал очередной ход и нажал на кнопку часов.

— Откуда ты это знаешь? — поразился академик.

— Так понятное же дело: на солнцепеке слишком жарко.

— Мы не про это, — поддержал дедушкино удивление профессор, — мы про фразу.

— Какую фразу? — в свою очередь удивился внук.

Спартанский царь Леонид

— Про историческое изречение, принадлежащее спартанскому царю Леониду, жившему примерно две с половиной тысячи лет тому назад! — сказал академик, не прерывая раздумий. — Вот что об этом известно. В 480 году до нашей эры персидский царь Ксеркс начал поход на Грецию. Переправившись через пролив Гелеспонт, персидское войско в июне достигло Фермопильского прохода из Северной Греции в Среднюю. Здесь союзные греческие войска, в состав которых входили воины Спарты, Фив, Афин, Мантеи, Микен и других городов-государств, решили принять генеральное сражение. Командовал греками спартанский царь Леонид, — и дедушка нажал на кнопку часов.

— Силы персов, — подхватил рассказ профессор, — были явно преобладающими: Ксеркс привел к Фермопилам более 50 тысяч человек. Кто-то из воинов Леонида засомневался в возможности победы: «Персов так много, что пущенные ими стрелы помрачат солнечный свет!». На что Леонид ответил: «Вот и отлично: в тени сражаться куда приятней, чем на солнцепеке», — и бесстрашно вступил в неравный бой.

— Вот и я то же говорю, — обрадовался Сережа.

— Мат, — омрачил его радость академик Пятитомов.




Художник Наталия Якубовская   

Страничка художника



© 2001 - 2017