На главную Rambler's Top100
Октябрь 2009 г.
ОКТЯБРЬ 2009 года

Вот в чем вопрос?

Между кем и кем выбирала пушкинская старуха?

«Не хочу быть черною крестьянкой, хочу быть столбовою дворянкой». Вложив эти слова в уста старухи, Пушкин не указал, в каком веке она проживала. Зато очень точно очертил ее характер. Она замахнулась ни больше ни меньше на… Впрочем, чтобы это понять, нужно прежде разобраться, кто такие черные крестьяне, и кто — столбовые дворяне.

Черными, или черносошными, называли крестьян XV-XVII веков, проживавших на «черных», то есть свободных от помещика землях. Разумеется, с этих земель приходилось платить налоги московскому князю, но никакой ближний «хозяин» над крестьянским миром не стоял. Черный крестьянин оставался лично свободным человеком. Он мог податься в город и даже записаться в дворяне. Так продолжалось до петровского времени, когда черных крестьян стали именовать государственными. Вместе со старым именем они потеряли и былую вольность.

Выражение «столбовые дворяне» появилось примерно через 100 лет после того, как исчезло понятие «черные крестьяне». Случилось это в начале XIX века, при жизни автора «Золотой рыбки».

К тому времени единое дворянское звание существовало и для тех, кто выдвинулся на царской службе недавно, и для представителей древних родов. Последним бывало обидно. Чтобы отличать себя от новой знати, они придумали выражение «столбовые дворяне». К «столбовым» причисляли тех, чьи предки еще в XVI-XVII веках были записаны в родословные книги — «столбцы». На тех же, чей дворянский род начинался не раньше петровского времени, аристократы смотрели несколько свысока. Так что «черные крестьяне» и «столбовые дворяне» — из разных эпох. Когда исчезли первые, вторые еще не появились. Выбирать между ними было невозможно. Поэтому старуха замахивалась на прыжок во времени. Приписав своей героине подобный выбор, Пушкин показал, насколько нелеп безудержный вихрь желаний.




Рената Либина
Художник Евгений Морозов
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017