На главную Rambler's Top100
АПРЕЛЬ 2012 г.
АПРЕЛЬ 2012 года



Вот в чем вопрос
Зачем измеряли время? О пользе вопросов

И даже в XVII веке часы все еще не могли служить образцом точности. Вот что случилось с датским астрономом Оле Рёмером в 1675 году. Он наблюдал затмения спутников Юпитера и заметил странную вещь. Когда Земля и Юпитер сближались, спутники Юпитера выходили из тени планеты раньше, чем когда Земля и Юпитер были друг от друга далеко. Максимальное время задержки составляло 22 минуты. Но ведь спутники всегда движутся с равной скоростью.

Астрономические расчеты

Дело не в спутниках, решил Рёмер, а в лучах света, которые от них исходят. Когда спутники от Земли далеко, и свет от них идет к нам дольше — на 22 минуты. Значит, свету на преодоление дополнительного расстояния нужно время, у него есть скорость, и можно ее подсчитать. У Рёмера получилось 215000 км/с. Это был выдающийся результат.

Большинство ученых, современников Рёмера, считали, что свет распространяется мгновенно, никакой скорости у него нет. Как показало время, прав был Рёмер. Оно же показало, что Рёмер занизил скорость света на 26 %, — на самом деле она приближается к 300000 км/с. Ошибка в расчете произошла из-за ошибки со временем. Как теперь известно, спутники Юпитера запаздывают выйти из тени не на 22, а на 16 минут.

Дорогу к точным часам проложил Галилей, любивший отвлекаться. Отец Галилея, по профессии музыкант, хотел, чтобы сын стал врачом, и 17-летний Галилей, хотя и без большой охоты, приступил к изучению медицины. Однако сразу же начал отвлекаться. Математика и физика нравились ему значительно больше. Он занимался ими вопреки воле отца.

Изучение звезд

Учился Галилей в Пизе и регулярно бывал в местном соборе. Однажды церковная служба показалась ему особенно скучной, и он отвлекся. Под куполом мерно качалась тяжелая медная люстра. Ее «запустил», зажигая свечи, один из церковных служителей. Движение люстры показалось Галилею странным. Она качалась все слабее, но дугу любой длины проходила за одно и то же время.

Чтобы убедиться, что глаза его не обманывают, Галилей стал прикидывать — за какое время люстра описывает дугу. Сначала он сверял движение канделябра с ритмом церковной музыки, потом — с собственным пульсом. Выходило, что так оно и есть: время колебания оставалось постоянным.

До этого открытия люди знали только два события, происходивших с ошеломляющей периодичностью: восход и заход солнца. Но ведь для точных часов это слишком редко. Теперь же открылось чудесное свойство маятника колебаться через одинаковые промежутки времени. Можно было приступать к созданию точных механических часов. Однако другие открытия всю жизнь отвлекали Галилея от часов. Времени на часы у него так и не хватило.




Рената Либина
Художник О. Бершадская
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2016