На главную Rambler's Top100
Май-июнь 2015 г.


МАЙ-ИЮНЬ 2015 года



Аптека для души Михаил Бобров

У нас в гостях — Почетный гражданин Санкт-Петербурга, член Всемирного клуба петербуржцев Михаил Михайлович Бобров. Для нашего города он — настоящая легенда, живая история. В годы Великой Отечественной войны Михаил Бобров в составе группы альпинистов участвовал в маскировке ленинградских доминант. Исаакиевский, Петропавловский и Никольский соборы, Инженерный замок и Адмиралтейство были спасены от разрушения ленинградскими альпинистами.

— Михаил Михайлович, когда началась Великая Отечественная война, Вы приняли решение уйти на фронт добровольцем, сражались в специальном разведывательно-диверсионном отряде, были ранены. Помните тот день в госпитале Михайловского замка, когда один из Ваших друзей предложил Вам вступить в команду ленинградских альпинистов? Предполагали ли Вы тогда, с чем придется столкнуться альпинистам, выполняя задания по маскировке куполов и шпилей ленинградских зданий?

Альпинисты

— Об этом разговор шел. И я прекрасно понимал, где придется работать. Самое интересное, что когда меня мальчиком папа привел в Петропавловскую крепость и мы поднялись наверх — я увидел другой берег, где все так красиво: купола, Адмиралтейство… А за спиной — шпиль Петропавловской крепости. И разве мог я тогда, будучи мальчишкой, подумать, что потом я буду принимать участие в спасении этой красоты?

ВСЕМИРНЫЙ КЛУБ ПЕТЕРБУРГЦЕВ

В Ленинграде собралась прекрасная команда альпинистов, тех, кто маскировал высотки города. Возглавляла группу Ольга Афанасьевна Фирсова, в команде были замечательные альпинисты: Алоис Земба, Алла Пригожева, Михаил Шестаков, Андрей Сафронов. Работа шла в тяжелейших условиях. Труднее всего было заниматься маскировкой в зимнее время. Морозы стояли страшные: минус сорок два, минус сорок три градуса. Голод. Постоянные обстрелы. Шпиль для врага — отличный ориентир, поэтому работать приходилось по ночам. С высоты видны были корабли Балтийского флота, которые стояли на Неве и защищали город. Город беспрерывно вел сражение с врагом, ведь Ленинград был городом-фронтом. Только представьте: начинается нападение вражеской авиации. С кораблей орудия бьют по фашистским самолетам. Подключаются наши зенитные батареи. Все небо над городом прошито огнями. Такое не забудешь.

— В годы блокады Ленинграда жителям нашего города помогали выстоять духовные доминанты — книги, музыка, театры, спортивные соревнования. Город жил, несмотря ни на что. Вы были среди тех ленинградцев, кто слушал в осажденном городе Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. Каким был этот концерт?

На высоте

— Про доминанты верно сказано. Тогда и театры, и библиотеки, и школы работали, филармония работала. А Седьмая симфония… Я сам ее слушал. И какие здесь можно подобрать слова, чтобы выразить впечатление? Ведь только подумайте, каких усилий стоило найти музыкантов. Все на фронте, все сражаются. И вот, дирижер Карл Элиасберг составил список музыкантов и передал его маршалу Говорову. Маршал отдал приказ: «Готовиться к концерту и покинуть фронт». Отозвали музыкантов на полтора месяца. Пришли эти музыканты... У кого голова перевязана, у кого — нога. Руки поморожены. И вот их начали приводить в надлежащий вид. Помыли, побрили, накормили, приодели. На концерт пришли и раненые, и бойцы с фронта. В помещении стекол не было, все закрыто фанерой. Настоящее фронтовое представление. И был триумф. Аплодировали стоя. Незабываемый концерт! Это чудо, понимаете? Мне вспоминаются строки нашей блокадной поэтессы Ольги Берггольц:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
Где смерть, как тень, тащилась по пятам,
Такими мы счастливыми бывали,
Такой свободой бурною дышали,
Что внуки позавидовали б нам.

На самом деле, так и было. Город жил. Нигде в мире, за всю историю существования планеты, ни один город, ни одна страна не выдержала такой блокады. А мы выдержали. И победили.

— Михаил Михайлович, а где Вы встретили Победу?

— Встретил я этот день в горах Эльбруса, на высоте свыше пяти тысяч метров, на потухшем вулкане Демавенд — это высшая точка всего Среднего Востока. Там и услышал про Победу по радио. Вообще, это — отдельная страница моей жизни, о которой можно долго рассказывать. Но об этом как-нибудь в другой раз.



СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ

Федор ПОЛУШКИН, 15 лет.
«СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ».
Преп. Каракозова Е. Н.
ДХШ № 2, Санкт-Петербург
ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ в блокадном Ленинграде

Даша БУДЬКО, 15 лет.
«ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ
в блокадном Ленинграде».
Преп. Головачева Н. А. ДХШ № 2
Афиша. ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ. «СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ»

Афиша.
ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ.
«СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ»
ПОД ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ

Екатерина ЯКОВЛЕВА, 15 лет.
«ПОД ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ».
Преп. Бетанова А. Л.
ДХШ № 2, Санкт-Петербург


— А были ли в те времена у Вас любимые книги, или любимый литературный герой, которые бы поддерживали Вас?

— Литературные герои вспоминаются еще с тех времен, когда мы совсем пацанами были. Любил про индейцев читать. Любил читать Джека Лондона. Нравились приключения Шерлока Холмса. А вообще, конечно, всегда вдохновляла «Война и мир» Льва Толстого. Я преклоняюсь перед доблестными генералами Отечественной войны 1812 года! Эти люди совершали величайшие подвиги. Вот он, русский дух. Именно такие произведения вдохновляют и поддерживают в трудный час.

— Какой совет Вы могли бы дать нашим юным читателям — как стоит жить, какие книги читать, какие фильмы смотреть? Как Вы, Михаил Михайлович, считаете, что значит «быть настоящим человеком»?

— Желать и говорить нужно родителям. Какими будут мама с папой, такими будут и дети. Главное — не забрасывать воспитание своих детей. Сегодня растет потрясающее поколение. Хотел бы просто пожелать каждому из них быть настоящим человеком.




Дарья Павлова


Страничка автора



Шахматная школа «КОСТЕР»

Обучение игре в шахматы детей с 4 лет
Адрес: Мытнинская ул., д.1/20

Тел.: 921-62-10 Информация




© 2001 - 2018