На главную Rambler's Top100
Август 2015 г.


АВГУСТ 2015 года

Рубрика Вот в чем вопрос


КТО расчертил остров?

Северная Венеция. Так называют Санкт-Петербург, город, ставший реальностью на ста островах, уходящих в море. Самый известный из них, пожалуй, Васильевский. Когда-то этот участок суши площадью приблизительно 11 квадратных километров целиком принадлежал сподвижнику Петра Первого Александру Даниловичу Меншикову — первому генерал-губернатору Санкт-Петербурга. Остров был пожалован ему царским указом в знак признания особых заслуг в Северной войне. И здесь, по мысли Петра, и должно было быть положено начало прекрасной Северной Венеции, «полнощных стран красе и диву». Но судьба города и хитроумный гений первого губернатора распорядились иначе.

Александр Данилович Меншиков

Застройка Петербурга начиналась от Петропавловской крепости, с Березового острова. А вот острову Васильевскому надлежало стать центром новой столицы. Петр Первый лично следил за архитектурным планом Жана Батиста Леблона. Согласно этому плану, Васильевский остров должны были насквозь пронизывать морские каналы, идущие параллельно красавице Неве. Вдоль них, парадными фасадами к Неве, предстояло встать самым главным зданиям города. План был прост и красив. И настолько ясен, что застройкой Васильевского острова Петр поручил заниматься Меншикову, тем более что Александр Данилович был частным владельцем всего этого пространства.

Казалось бы — что сложного в осуществлении? Но каждый, кто хоть раз побывал в Петербурге, сейчас наверняка удивится. «А как же линии Васильевского острова? — спросит наш пытливый читатель. — Ведь они, когда-то бывшие теми самыми каналами, идут не параллельно, а прямо перпендикулярно Неве». Все так. Вопрос в другом: как же так вышло?

А давайте вспомним самое первое каменное здание Петербурга. Ну, конечно же — это дворец Александра Даниловича Меншикова. На самом деле, помпезных зданий в усадьбе Меншикова было несколько — одновременно возводились сразу два дворца, деревянный, ставший Посольским дворцом, и каменный. Здесь, прямо на берегу Невы, в 1710 году начали строить каменное здание в три этажа на «погребах» по проекту итальянского архитектора Франческо Фонтана. Как говорили современники, дворец был самым богатым и роскошным зданием Петербурга. К чему же такому блистательному дворцу терпеть конкуренцию? Поэтому хитроумный губернатор, воспользовавшись отлучкой Петра, который, нужно сказать, разъезжал по государственным делам много и часто, изменил план застройки. Каналы Меншиков потребовал проложить перпендикулярно Неве. И все главные здания Васильевского острова, взять хоть здание Двенадцати Коллегий, были обречены стоять к Неве самым невыгодным своим положением. Зато в каком выгодном свете предстал дворец самого губернатора!

Вы спросите: а как же Петр? Что он сказал, когда увидел, что его Северная Венеция — совсем не та Венеция, о которой он грезил? Царь гневался, но недолго. Дворец получился настолько прекрасным, что именно в нем в молодой столице решено было проводить посольские приемы и царские ассамблеи.




Елена Лелис


Страничка автора



© 2001 - 2016