На главную Rambler's Top100
Сентябрь 2012 г.
Сентябрь 2012 года



Вот в чем вопрос

Рубрика Вот в чем вопрос

Зачем измеряли время?

Джон Харрисон начал работать над морским хронометром. Ему было известно, что испытание хронометра будет проводиться во время шестинедельного плавания в Америку. Чтобы отклонение долготы составило не больше 30 миль, часы должны «уйти» за этот период лишь на 3 секунды в день.

Джон отправился с проектом в Лондон, к королевскому астроному Эдмунду Галлею. Знаменитый ученый, сам не сумевший решить вопрос о долготе, познакомил его с лучшим лондонским часовщиком Джорджем Грэхэмом. Признанный мастер дал ссуду деревенскому самоучке на продолжение работы.

Пять лет ушло у Харрисона на создание первой модели. Множество пружин и балансиров уравновешивали часовые детали во время качки. Весил хронометр 40 кг. За сутки он «убегал» на 8 секунд. Это было хуже, чем нужно, но лучше, чем у других. Совет по долготе выделил Харрисону средства для дальнейшей работы.

Через 6 лет второй хронометр был готов к испытаниям. Но вспыхнула война. Харрисон начал строить третий хронометр. Главным изобретением стали полоски из двух разных металлов, скрепленные вместе. Если такую пластину нагреть или охладить, один из металлов будет расширяться сильнее, чем другой. Но поскольку полоски скреплены на концах, та, что стала длиннее, вынуждена изогнуться. На море часам грозит перепад температур. Из-за нагрева и охлаждения части механизма меняют форму, и ход сбивается. Полоска из двух металлов стала выправлять детали, чувствительные к температуре, «в обратную сторону».

Харрисон проработал над хронометром 28 лет и достиг заданной точности. Но в 1758 году он переехал из деревни Бэрроу в Лондон и увидел, что местный часовой корифей Мадж создает карманные часы, менее точные, чем у него, но красивые. А только красивые вещи бывают совершенными. Харрисон стал работать, и через 3 года был готов хронометр четвертой модели. Он был похож на карманные часы и весил 1 кг. Испытывать часы 68-летний мастер доверил сыну, который и отправился в Америку. За все плавание хронометр «ушел» на 5 секунд, ошибка в определении долготы составила 1 милю, что было в 30 раз лучше результата, за который полагался приз.

Но вручить приз Харрисону никто не торопился. К тому моменту, когда он достиг результата, кое-чего сумели добиться и астрономы. Их лунный метод определения долготы был далеко не таким точным, зато гораздо более дешевым — морской хронометр Харрисона стоил трети корабля. В Комиссии по долготе образовались две партии: «астрономическая» и «часовая». В течение 9 лет «астрономы» тянули с выдачей приза. В конце концов сын мастера обратился к королю. И Георг III взялся самолично испытывать хронометр. Не могло же королевское решение о точных часах быть неточным. Десять недель отслеживал монарх часовой ход и убедился, что хронометр отклонялся на треть секунды в день, в то время как лучшие часы — на минуту. Харрисон получил приз, хотя и не весь. Ему шел восемьдесят второй год.

Точность — вежливость королей



Рената Либина
Художник Евгений Морозов
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017