На главную Rambler's Top100 Архив номеров | Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Юмор | Кино | Мода | Сказки Снегирь
РАССКАЗЫ И ПОВЕСТИ ДЛЯ ДЕТЕЙ Далее

Книги и журналы

ПРО ХОРОШЕЕ УТРО И ВЫСТРЕЛ ИЗ СТАРОГО РУЖЬЯ

Геннадий Булгаков

Рассказ

Опубликовано в журнале "Костер" за сентябрь 2001 года.

Вялый от ночного сна, Юлька вышел на крыльцо своего дома и осмотрел двор сонными глазами. Утро было великолепным. Над головой весело лопотали на легком ветерке листья старого тополя. У забора приятно зеленела омытая ночным дождем трава. Разноцветные пятна цветов у калитки радовали глаз. Воздух был свеж, дышалось легко. Это немного подняло настроение. Юлька зевнул и зашлепал босыми ногами к летней кухне, где висел умывальник. Но на середине пути он резко остановился: увидел на столбике забора соседскую кошку Муську, своего злейшего врага. Такой вредной и нахальной кошки не было во всей деревне. Слопать нарезанную для завтрака колбасу или стащить весь улов, когда Юлька приходил с рыбалки, для Муськи было плевым делом. Разбойничала она обстоятельно, с каким-то ленивым пренебрежением, словно одолжение делала. Но это не все. Хитрая кошка всегда благополучно избегала наказания за свои воровские дела. Вовремя удирала под вопли потерпевшего Юльки. А это было очень обидно. Даже для отдыха Муська выбирала самые неудобные места, чтоб крепко не уснуть, наблюдать одним глазом за воробьями, которые снуют по двору, и за Юлькой, который постоянно горел жаждой мщения.

И вот Муська сидит на заборе. Удивительно, но оба ее глаза закрыты и она крепко спит. Отличный случай за все отомстить вредине! Юлька торопливо выдернул из кармана шорт рогатку, зарядил подходящим камешком и с большим удовольствием прицелился. Выстрел. Куда там! Муська осталась Муськой. Она очень вовремя зыркнула зеленым глазом, камнем кувыркнулась на землю, метнулась мимо Юльки, и, задрав хвост трубой, серой молнией вознеслась по стволу тополя на крышу дома. Но выстрел-то был сделан! Камешек чиркнул по боку столбика забора и исчез в листьях соседской малины. Тут же зазвенело разбитое стекло.

– Мамочки! – ахнул за малиной голос тетки Симы. – Это же надо? Две банки компота в стекляшечки... Юлька, вражья душа! Он! Больше некому. Ну, ирод, терпению моему пришел конец. За все сейчас ответишь!

Юлька даже присел от неожиданности. Страх перед наказанием за погубленный компот и гордость смешались в его груди. Расхлопать одним камешком не одну, а целых две банки, причем "в стекляшечки", это надо суметь! Хлопнула калитка соседей. Гневный голос тетки Симы слышался уже за забором:

– Доберусь, ох доберусь до твоих ушей. Так обработаю, что до колен обвиснут!

Но Юльке совсем не хотелось, чтобы его уши висели до колен. С проворством Муськи он вскарабкался на тополь и, прячась в его густой листве, перебрался по толстому суку на крышу дома. Прижимаясь животом к шиферу, переполз на половину дома тетки Симы. На пятках съехал на край кровли и затаился здесь в листьях высокой вишни, ветви которой шатром нависали над домом. Пусть тетка Сима найдет его уши. Юлька довольно вздохнул и осмотрелся по сторонам. Рядом увидел разостланную, простыню. На ней сушились абрикосы. Несколько секунд Юлька колебался, потом стал бессовестно запихивать сладкие дольки в рот. Все равно вечером влетит за разбитые банки, почему к ним не прибавить абрикосы? Семь бед – один ответ!

Тут Юлька почувствовал, что на него кто-то смотрит. Обеспокоенный, он осторожно раздвинул листья вишни и глянул вниз. В тени куста сирени, рядом со столиком с разбитыми банками компота, сидела на скамеечке девочка и внимательно его разглядывала. Но что это была за девочка! Белые волнистые волосы красиво спадали ей на плечи. Очень бледное лицо выглядело веселым и доброжелательным. Даже руки у нее были неправдоподобно белые. Выделялись только глаза. Большие и синие. Они очень подходили под цвет ярко-синего спортивного костюма на незнакомке. Девчонку эту раньше Юлька никогда не видел. От удивления у него открылся рот. Это что еще за Снегурочка?

С сухим треском хлопнула калитка. Сердито ворча, во двор вошла тетка Сима. Ее появление напомнило Юльке, почему он сидит на крыше. В глазах у него потемнело. Все, влип окончательно. Сейчас эта белесая кикимора укажет на него. Вот влетит… Интересно, в каком настроении мама придет с работы?

Тетка Сима убрала стекло и остатки компота со стола, взяла ведра и пошла со двора. Ведра взяла большие, эмалированные. Значит, направилась к дальнему ключу за питьевой водой. Юлька покосился на незнакомку.

– Можно к тебе на крышу? – вдруг спросила девочка.

Вопрос ее застал Юльку врасплох. От неожиданности он резко дернулся и больно треснулся головой о корявый сук вишни.

– Ты не сможешь. По дереву лезть надо, – почесал Юлька ушибленное место.

– А ты чудак, – засмеялась девочка. – Зачем по дереву? Вот же лестница стоит.

Юлька едва не свалился с крыши. Надо же так опозориться? Перед самым его носом действительно стояла лестница. Тетка Сима к сушкам на крышу по деревьям не лазит. Она не Муська.

– Залезай, – поморщился Юлька.

Он помог девочке перебраться с лестницы на крышу. Они выбрались из вишневых зарослей на свободное место.

– Мне нельзя тут оставаться, – угрюмо предупредил Юлька.

– Это ты банки разбил?

– Я. Но я не хотел.

– Давай перелезем на вашу сторону, – предложила девочка.

Ребята перебрались через конек и оказались на крыше, что выходила в Юлькин двор. Уселись на теплом шифере.

– Юля, – негромко сказала девочка.

– Что? – покосился Юлька на соседку.

– Зовут меня Юлей. Я знакомлюсь с тобой.

– А-а– Понятно. Меня тоже Юлькой зовут.

– Значит, мы тезки? Вот здорово!

– Угу, – без особого энтузиазма согласился Юлька. Он еще раз внимательно осмотрел девочку и спросил: – Ты откуда взялась? Раньше я тебя не видел.

– Мы вчера с папой приехали. В гости. Тетя Сима – папина сестра. Живем мы очень далеко. В Заполярье. Слушай, ты что меня так разглядываешь?

– Как сказать... Почему ты такая чистая?

– А, вон ты о чем! – улыбнулась девочка. – У меня кожа такая. Я никогда не загорала. Это первый раз я так далеко на юге. А в тундре здорово не загоришь. Солнца мало. И лето не очень большое.

– Все ясно. Значит, ты на морковку похожа.

– Это еще почему? – удивилась Юля.

– У нас в погребе морковка проросла. А листья у нее белые. Мама говорит, что ей солнца не хватало. Да, не сладко в тундре. С тоски сдохнуть можно.

– С чего это ты взял? – повернулась к нему Юля.

– Солнца нет. А без солнца какая жизнь? Голимая тоска.

– Ты не прав. У нас жить можно, – обиделась девочка за Заполярье. – И солнце есть. Иногда даже вместо одного четыре бывает. Вот так!

– Красиво врешь, – хмыкнул Юлька.

– Не веришь? А в Заполярье бывает. Осенью. В сильные морозы. Вместо одного солнца видно четыре. Правда. Я не могу объяснить, почему так. Папа говорит, что это обман зрения. Оптическим он называется.

Юлька задумался. На папу ссылается. А папа врать не будет. Все может быть. Юлька закрыл глаза и представил себе лунный пейзаж, который видел на рисунке десятиклассника Вальки Зимина на школьной выставке. Груды больших камней и голые остроконечные скалы на фоне черного неба. Мрак. Ничего хорошего. С помощью воображения развесил по небу четыре ярких фонаря. Это были солнца. Получилось ничего, даже красиво. Только неуютно, пусто и как-то очень холодно. Юлька невольно поежился:

– Угу, пусть там волки полярные живут.

– Они и живут. Волки, олени, еще много разных зверей. И люди тоже. Там не так плохо, как ты думаешь.

– А чего хорошего? – хмыкнул Юлька.

– Лето хорошее. Летом красиво, как в сказке. Ты какое время года больше всего любишь?

– Все хороши, – пожал Юлька плечами, но тут же уточнил: – Лучше, конечно, лето. Летом каникулы.

– А здесь можно увидеть зиму, весну, лето и осень в один день? – хитро прищурилась Юля.

– Заболела? Так не бывает. Этому даже в школе учат.

– Бывает, – улыбнулась Юля. – Могу доказать.

Юлька обхватил колени руками, уперся в них подбородком и задумался. Он отчетливо представил себе, как идет по родной Почтовой улице с огромным рюкзаком на спине. В разгаре зимы. По утоптанному тротуару трудно идти. Скользко. Того и гляди грохнешься. Еще донимает восточный ветер. Он самый злой. Насквозь пронизывает и слезу вышибает. Не спасает ни меховая куртка, ни теплые сапоги. Одним словом, дубак… Скорее на улицу Молодежную. Там весна. Греет майское солнышко. Вкусно пахнут цветущие сады. Деловито гудят пчелы, посвистывают скворцы. Надо снимать куртку и сапоги. Прятать их в рюкзак. В зимней одежке не погуляешь среди одуванчиков, цветущей сирени и разноцветных тюльпанов. Спаришься да и засмеют… А на улице Береговой лето. Надо раздеваться до шорт и прятать одежду в рюкзак. Как неудобно! Но иначе нельзя. Солнце висит над головой. Пыль, марево, зной. Травы нет. Выгорела на солнце. Выжили только мощные ветвистые сорняки. Они стеной стоят у заборов, грязно-серые от дорожной пыли. В их тени прячутся ошалевшие от зноя куры. На улицах тихо и пустынно. Все ждут дождя, которого давно не было… На улицу Школьную не хочется выходить. На улице Школьной тоскливая осень. Ползут по небу тяжелые, неприятные на вид тучи. Они не скупятся и часто поливают землю мелким, холодным дождем. Вокруг бескрайние лужи. Их мутная вода морщится под порывами стылого ветра. Он раскачивает мокрые сучья деревьев, мельтешит в воздухе желтыми листьями. Сырость и слякоть. Противно. Тут опять надо лезть в рюкзак. Доставать куртку, резиновые сапоги. Ой, нет, такому не бывать! Он раскрыл глаза и взглянул на Юлю:

– Врешь ты все. В жизни так не бывает.

– У вас нет, а в тундре случается, – Юля с улыбкой поправила волосы. Там тоже бывают ясные жаркие дни. Особенно в июле, когда цветет тундра. Мы с папой любим гулять в это время. Уходим далеко от поселка, за несколько километров. Если бы ты видел, какое у нас небо! Вот у вас оно с желтизной, как пылью припорошенное. Наверно, от жары такое. А в тундре синее-синее. Такое синее, что кажется, оно с земли начинается. По нему облака. Пушистые, очень белые, они висят прямо над головой. А впереди, совсем недалеко, они катятся прямо по земле. Идешь, а вокруг тебя только синее небо, облака да ковер из травы под ногами. Травка низенькая и густая-густая. И такого удивительного зеленого цвета, что о нем не рассказать. Его просто надо видеть. А по траве рассыпаны цветы. Много цветов. О-о, какие ромашки! У вас таких нет. Вот на токусеньком стебельке, с земли не видно, а цветок сам крупный. С мою ладошку. Правда. Но мне больше колокольчики нравятся. Крохотные, темно-фиолетовые, будто бархатные. Они совсем беззащитные. Качаются на ветерке и словно просят: "Не тронь! Не тронь!.." А жарки? Это самые красивые цветы тундры. Они как уголья горят в траве. Глаз не оторвать. Про наши цветы можно рассказывать целый день. А озера? Ой, сколько их у нас! Сосчитать невозможно. Они тоже синие. Как небо. Только на земле, среди цветов и травы. Жарко, пить хочется, а из озера не напьешься. Вода ледяная. Сразу ангину схватишь. Папа говорит, что на дне многих озер лежит вечный лед. Он не тает все лето. Не успевает. Вот почему вода в озерах такая холодная. Допустим, чай в термосе кончился, а пить ужасно хочется. Как быть? Оглянись вокруг, поищи под ногами. Обязательно ягоды найдешь. Клюкву на тонких хвостиках. Голубику, морошку… В некоторых местах ягод бывает столько, что обувь становится мокрой от сока. А во мху и возле камней грибы растут. Настоящие. Мы с папой их домой приносили. Мама жарила. Вкусные! А в сопках, в глубоких распадках, наткнешься на настоящий снег. Представляешь: жара, цветы в зеленой траве и белый-белый снег, от которого зимой пахнет. Он тоже все лето не тает... Можно кататься на лыжах или лепить снеговика. Вот как у нас в тундре. Я тебя не обманула. В один день и в одном месте в тундре можно увидеть весну с цветами, побывать в жарком лете, собрать урожай осенних ягод и покататься на лыжах по настоящему снегу. Ну, что скажешь?

– Выходит, там это... Ну, можно жить, – нехотя согласился Юлька.

– Конечно, можно! Эх, видел бы ты стаи белых куропаток! Небольшую стайку в тысячу штук! Или диких гусей на перелете. А промчаться на нартах с собачьей упряжкой? Красотища!

Рассказ девочки сразил Юльку. Как она расписала свою тундру! Ему стало обидно за родной хутор. Чем бы своим, местным, удивить ее?

– Неплохо в Заполярье, – пробурчал Юлька. – Цветы. Клюквы разные... А ты черешню белую пробовала? Или сливы-медянки? Знаешь виноград "Розовое облако"?

– Нет, конечно. Я и названий таких не знаю, – просто ответила девочка. – У нас в магазинах яблоки есть. Красивые. Но невкусные. Они из-за границы. Их завозят вместе с бананами и кокосами. Папа их деревянными называет.

– Ха, бананы! Много ты потеряла. Ничего, у нас забудешь про кокосы.

Во дворе тетки Симы вновь хлопнула калитка. Соседка вернулась домой.

– Все, пора линять, – заволновался Юлька.

– Думаешь, тетя нас увидит?

– Запросто. Она глазастая. Стой, куда ты? По лестнице нельзя. По тополю спуститься сможешь?

Юля внимательно осмотрела сучья дерева:

– Я попробую. Покажи, как лучше спуститься?

– Это запросто. Смотри!

Юлька проворно спустился вниз. Подождал девочку. Потом прокрался к своей калитке и осторожно заглянул в соседний двор. Он был пуст. Тетка Сима ушла в дом. Юлька облегченно вздохнул и обернулся к своей гостье. Увидел, что девочка внимательно рассматривает яблоню у калитки.

– Белый налив, – небрежно подсказал Юлька. – Хорошие яблоки.

Он высмотрел на ветке спелое яблоко, подпрыгнул и сорвал его. Протянул Юле. Та взяла. Осмотрела яблоко и понюхала. Улыбнулась:

– Красивое, и солнышком пахнет.

Юлька с недоверием взглянул на девочку. Он не подозревал, что солнце может пахнуть. Взял у Юли яблоко, понюхал сам. Яблоко как яблоко, зеленью отдает и немного пылью.

– Ха, разве это яблоко? Вот у моего деда...

Да, у деда Гришани был великолепный сад. И там росло много того, чем можно поразить гостью из Заполярья. Но беда в том, что дед не жаловал внука в своем саду. Он терпеть не мог, когда Юлька праздно шатался среди деревьев. А Юльку абсолютно не интересовало, как надо окапывать деревья. Ему нравилось то, что на них росло. В этом в корне расходились взгляды на сад деда и внука. Юлька вдруг хлопнул себя по лбу. Сегодня же деда нет дома! Еще вчера он собирался ехать в город продавать мед. Этим надо воспользоваться. Красота Заполярья угаснет среди ароматных деревьев. Юлька решительно распахнул калитку и вышел на улицу: "Пошли со мной. Не пожалеешь!"

Ребята направились к реке. Там, на самом краю хутора, стояло подворье деда Гришани. Солнце поднялось уже довольно высоко. Зной летнего дня набрал силу. Юлька оглянулся на спутницу. Девочка с трудом поспевала за ним. По дороге она сорвала большой лист лопуха и теперь прикрывала им голову. Да, картинка что надо. Юлька украдкой осмотрелся по сторонам. Хорошо, хоть пацанов на улице не видно. На речке все. Юлька свернул в переулок, чтобы выйти к дому деда кратчайшим путем… и похолодел. В тени высокой акации, на куче песка, отдыхали после купания пацаны. Юльку с его спутницей заметили сразу. Санька Крюк, человек, от которого часто вздрагивала вся улица, встал на колени и ехидно сообщил компании:

– Если не подводят мои старые глаза, то к нам приближается Юлиан. И барышня с ним под лопушком.

Толян, лучший Санькин друг и помощник во всех его нехороших делах, вскочил на ноги:

– Ух ты! Дама не местная. Юлька-то прет, как бульдозер. Крутой!

Юлька ускорил шаг и хотел пройти мимо пацанов, но дорогу ему загородил Санька:

– Привет, молодые люди, – очень вежливо поклонился он.

Связываться с этим хулиганом не хотелось, но и обойти было нельзя.

– Привет, – вяло махнул всем рукой Юлька.

К ним вразвалку подошел Толян. Внимательно осмотрел девочку и поинтересовался:

– Куда путь держим?

– К деду идем. Он в город уехал, а меня просил за садом присмотреть. Полить кое-что, собак покормить... – неожиданно для себя соврал Юлька. Если бы на кучу песка приземлилась летающая тарелка, то она меньше бы шокировала пацанов, чем Юлькины слова. Дело в том, что незаконно побывать в саду деда Гришани желающих было много. Да что толку? Сад огорожен высоким забором из гладкого теса. На такой не просто залезть. А если и взберешься, то сиди и облизывайся. Вдоль забора, по длинной проволоке, бегают два крупных пса.

– Можешь не верить, – пожал плечами Юлька.

– А девчонка?

– Она со мной. Соседка наша. Приехала из Заполярья. Думаю сад ей показать, угостить кое-чем.

Пацаны окружили Юльку с девочкой и слушали, раскрыв рты.

– А собаки? – округлил глаза толстый Боб.

– Полный контакт. Иначе голодными оставлю.

Санька о чем-то усиленно думал. Потом стряхнул с живота прилипшие песчинки и дружески ткнул Юльку в плечо:

– Возьми меня, а?

– Ну, ты и загнул! Это не экскурсия.

– Будь другом– Я помогу, если надо. Если кому требуется по шее настучать, ты только скажи. Мухой сделаю.

Юлька задумался. С Санькой ссориться не выгодно. А считаться его другом совсем неплохо. Одна половина пацанов в школе здороваться будет, другая стороной обходить. Кому охота с Крюком связываться?

– Ладно, – согласился Юлька. – Пойдем. Но чтоб был порядок.

Ребята запросились наперебой. Юлька чувствовал, как растет его авторитет. И не выдержал. Сдался. Разрешил всем идти в сад.

– Но мне на забор не влезть, – вспотел от волнения Боб.

– Нормальные люди пользуются калиткой, – презрительно усмехнулся Юлька.

Пацаны недоверчиво переглянулись. Такой простой и легкий доступ в сад деда Гришани убил всю босоногую компанию.

– Пошли, – Юлька бодро зашагал к знакомому забору. Но когда подошли к калитке, решительность его оставила. Нехорошее предчувствие колючим ежом шевельнулось в животе. Юлька невольно остановился. Сзади кто-то ехидно хихикнул. Это подстегнуло его. Через силу открыл калитку. Вошел во двор. Торопливо прошмыгнул мимо окон дома и по дорожке направился в сад. Ребята спешили за ним. У грядок с морковью остановились. Пацаны окружили Юльку и выжидающе смотрели ему в рот.

– Вот что, – обратился ко всем Юлька. – Начнем с того угла. Берите, кому что нравится. Не спешите. Не ломайте ветки и будьте осторожней у саженцев. За них дед голову оторвет.

Юлька опасливо взглянул на собак. Псы от нахального вторжения обалдели так, что забыли лаять.

– Ну-ка, ребятки , забудем про сбор урожая, – раздался сзади знакомый вкрадчивый голос. Он был негромкий, но прозвучал как гром среди ясного неба. У Юльки отнялись ноги. Дед Гришаня! Выходит, не уехал старик в город… Медленно, всем телом, Юлька повернулся. Да, на садовой дорожке стоял дед. В руках он держал старое ружье. Путь к отступлению был отрезан. Юлька с надеждой взглянул на усы деда. Они топорщились и вздрагивали, совсем как у Муськи, когда та видит рядом воробьев. Очень плохой признак. Дед в ярости и может выкинуть все, что угодно. Юлька с тоской посмотрел в сторону спасительного забора. Увидел там два розовых собачьих языка. Сухо и очень громко щелкнул взведенный курок ружья.

– Атас! Рвем когти! – дико взвизгнул Санька и вихрем рванул мимо деда к распахнутой калитке. Дед не шелохнулся. Ребята по одному покидали сад. Юлька тоже решился. Мощно рванул к проему калитки. Он был уже почти на улице, когда грохнул выстрел. По ногам больно хлестнуло. Юлька с воплем высоко подпрыгнул. Торопливо доковылял до берега речки и рухнул под ноги испуганной пацанвы. Говорить не мог. Только жадно хватал воздух открытым ртом и жалобно скулил. Ребята обступили потерпевшего и внимательно осмотрели. Крови и смертельной раны не обнаружили. Но по ногам, ниже шорт, были разбросаны непонятные пятна величиной с рублевую монету. Пятна темнели на глазах, принимая зловещий фиолетовый оттенок. С Юльки бесцеремонно стащили шорты и плавки. И здесь, в самом неудобном месте, темнели те же пятна.

– Это не соль, – почесал затылок опытный Санька. – Я такого еще не видел. Неизвестный заряд.

– Может, отравленный? – ахнул Толян.

– Ну, ты задвинул, – поморщился Санька.

– А что? Все может быть, – шмыгнул носом Боб. – Деда Гришаню не знаете? Он такой. Настоящий террорист.

– А где девчонка? – вспомнил Толян. – Ее не видели?

– В саду осталась. Она там, в стороне, стояла.

– Ну, все. Хана ей, – вздохнул Боб.

– С чего ты взял?

– С того. Дед родного внука расстрелял. А девчонка ему кто?

Юлька от горя закрыл глаза. Почему так получается? Хотел как лучше, а вышло наоборот. Разве он желал зла девочке из Заполярья? Нет. Дед этого не поймет. Ну что за день такой невезучий? Юлька со стоном всхлипнул от боли и обиды.

– Все. Сейчас крякнет, – испугался кто-то.

– Молчи, дурак. Только старики крякают, – авторитетно заявил Боб. – Юлька молодой. Значит, трагически гибнет.

Но Юльке совсем не хотелось гибнуть. Он вытер слезы и с трудом поднялся на ноги. Натянул плавки и шорты.

– Молодец, – одобрительно кивнул Боб. – Иди домой. Там и помрешь как человек.

Юлька сердито покосился на него и уткой заковылял по дороге к своему дому.

Вечером он ужинал в летней кухне. Ел стоя. Сидеть не мог. Больно было. Он пил молоко, когда в кухню вошла Юля. Она поставила на стол лукошко с аппетитными грушами.

– Это тебе дедушка передал, – с улыбкой сказала она. – Хороший он у тебя.

Юлька едва не захлебнулся молоком. Ничего себе, хороший! Чуть родного внука не пристрелил!

– Дедушка мне весь сад показал, – продолжала говорить девочка. – Про каждое деревце рассказал. Как интересно было! Тебе он велел передать, чтоб не обижался. Для науки ты заряд гороха получил. Это быстро пройдет. Еще дедушка в гости приглашал. Завтра. Пойдем?

– Пойдем, раз приглашал, – вздохнул Юлька и взял из лукошка грушу.





НАШИ РУБРИКИ
© 2001 - 2018