На главную Rambler's Top100 Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Игры | Кроссворды | Юмор | Кино | Мода | Сказки
Эрмитаж Зимний дворец.
Эрмитажный театр
Мраморный дворец.
Эрмитаж зимний дворец.
Эрмитаж зимний дворец.
Эрмитаж зимний дворец.
Эрмитаж зимний дворец.
Эрмитаж зимний дворец.
Дом князя А. Я. Лобанова-Ростовского.

Дворцовые комплексы периода классицизма

С 1760-х годов начался новый период в развитии архитектуры Петербурга. Барокко постепенно уступило место другому стилю — классицизму. Строгость и простота, величие и торжественность образцов античного зодчества на многие десятилетия определили характер российской архитектуры. Классический ордер стал его главным формообразующим мотивом.

Рост и укрепление Российского государства, его военные и экономические успехи сопровождались быстрым развитием городов, расширением их границ и увеличением численности населения. Для регулирования городской застройки в 1762 году была создана Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы, которую возглавил талантливый архитектор-градостроитель А. В. Квасов. После его смерти (в 1772 году) возглавляли Комиссию вначале И. Е. Старое, а затем И. М. Лем. Подготовку кадров квалифицированных зодчих начала Академия художеств, открывшаяся в 1757 году.

Строительство в Петербурге отныне получило строго регламентированный характер. Развернулась застройка улиц зданиями одной высоты, стоящими вплотную друг с другом и образующими более или менее единый уличный фасад. Нева и ее рукава получили набережные, облицованные гранитом, оборудованные спусками к воде. В гранит оделись и стены Петропавловской крепости.

Эрмитаж Зимний дворец.

Именно в это время сложился в основных чертах архитектурный облик Дворцовой набережной, где в одну линию с Зимним дворцом встали здания Малого Эрмитажа, Большого Эрмитажа и Эрмитажного театра. Вместе с Невским проспектом она стала одной из парадных магистралей Петербурга, главным фасадом столицы.

Начало строительству всех этих зданий положило сооружение восточнее Зимнего дворца служебного корпуса, предназначенного для дворцовых конюшен и манежа. Однако уже вскоре последовало повеление Екатерины II возвести здесь «Эрмитаж наподобие Царскосельского», где можно было бы проводить время в уединении и тишине. В одной части здания предполагалось устроить зимний сад, а в другой разместить собрание картин.

трехэтажный южный павильон

Первым был построен в 1764–1767 годах архитектором Ю. М. Фельтеном трехэтажный южный павильон, обращенный фасадом на Миллионную улицу. Его нижний этаж выглядел так же, как и фасад Зимнего дворца. Очевидно, поэтому здание некоторое время называлось Малым Зимним дворцом. В 1840-х годах архитектор В. П. Стасов надстроил его еще на один этаж, что нарушило цельность стиля фасада. северный павильон Эрмитажа В 1766–1769 годах на набережной Невы возвели северный павильон Эрмитажа. Автором его проекта был приехавший из Франции архитектор Ж. Б. Валлен-Деламот. Фасад павильона, решенный в стиле раннего классицизма, отличается несомненной изысканностью архитектурных форм. Нижний рустованный этаж трактован как основание для двух верхних, объединенных посредине шестиколонным коринфским портиком с аттиком, увенчанным скульптурной группой. По сторонам портика — статуи Флоры и Помоны. Несмотря на иное стилистическое решение, фасад павильона в целом удачно сочетался с фасадом Зимнего дворца.

Южный и северный павильон соединяют Восточная и Западная галереи, между которыми на уровне второго этажа устроен Висячий сад. В 1775 году строительство здания было завершено.

Одновременно Валлен-Деламот оформил интерьеры Эрмитажа, однако они до нашего времени не сохранились. В 1850-х годах архитектор А. И. Штакеншнейдер отделал в северном павильоне роскошный двусветный зал (он называется Павильонным), полный причудливой зрелищности и декоративности. Его украшают ряды стройных беломраморных колонн, богатые хрустальные люстры, пристенные «восточные» фонтаны, мозаичная композиция на полу, копирующая древнеримский оригинал.

В 1771–1787 годах архитектор Ю. М. Фельтен возвел рядом «строение в линию с Эрмитажем», названное Большим, а позднее — Старым Эрмитажем. В свою очередь, здание, сооруженное Валлен-Деламотом, стало называться Малым Эрмитажем. Фасад фельтеновской постройки предельно прост, лишен ордерных членений в виде колонн или пилястр. Его чуть оживляют три небольших ризалита, расположенных в центре и по краям. В помещениях здания разместились картины западноевропейских мастеров, приобретенные Екатериной II.

Перестраивая в 1850-х годах здание Старого Эрмитажа, архитектор А. И. Штакеншнейдер сохранил общий характер его фасада. Зато планировка и отделка помещений подвергались значительным изменениям. В частности, зодчий на месте большого овального зала построил эффектную парадную лестницу, декорированную колоннами, вытесанными из белого мрамора и олонецкого порфира. Интересное оформда Винчи), украшенный коринфскими колоннами, мраморными гермами и живописными панно, часть которых исполнена академиком Ф. А. Бруни в 1856 году.

После перестройки здание Старого Эрмитажа стало называться «седьмой, запасной половиной» Зимнего дворца.

Эрмитажный театр.

Эрмитажный театр и Дворцовая набережная у Зимней канавки. Литография К.П. Беггрова. Вторая половина 1820-х - 1830-е

Эрмитажный театр и Дворцовая набережная у Зимней канавки.

В 1783–1787 годах на углу Дворцовой набережной и набережной Зимней канавки архитектор Дж. Кваренги возвел здание Эрмитажного театра. В ходе его сооружения он использовал стены корпуса второго Зимнего дворца, построенного здесь более чем полвека назад. (Флигель, расположенный позади театра, на восточной стороне набережной Зимней канавки, представляет собой часть корпуса старого Зимнего дворца. Его внешний облик и внутренняя планировка подвергались изменениям в конце XVIII — начале XIX века.)

Эрмитажный театр и Дворцовая набережная

Кваренги блестяще решил задачу органичного включения здания в застройку Дворцовой набережной, применив свой любимый прием. Он подчеркнул фасад театра торжественной коринфской колоннадой, подняв ее на высокий рустованный цоколь и ограничив слегка выступающими боковыми ризалитами. В результате зодчий не просто повторил композиционную схему фасадов Малого и Старого Эрмитажей, но эффектно замкнул цепь построек, идущих от Зимнего дворца вдоль набережной Невы. Переброшенная через Зимнюю канавку знаменитая арка, сооруженная Ю. М. Фельтеном, придала особую живописность этому отрезку набережной.

Не менее блестяще Кваренги решил и задачу оформления интерьера театра.
Зрительный зал — центр всего здания — он сделал в духе античных амфитеатров, декорировав стены трехчетвертными колоннами коринфского ордера. Ниши в простенках между ними заняли статуи Аполлона и девяти муз, верхний пояс — барельефные медальоны. Все это скульптурное убранство исполнил К. Альбани. Художественная ценность интерьера особенно велика, поскольку он сохранил первоначальный облик.

Кваренги считал Эрмитажный театр одним из лучших своих созданий. Это бесспорно прекрасный образец архитектуры строгого классицизма, яркое воплощение канонов А. Палладио. Театр завершил ансамбль парадных зданий, связанных арками и переходами в одно целое с Зимним дворцом.

В 1783–1792 годах вдоль западной стороны набережной Зимней канавки, под прямым углом к Старому Эрмитажу, по проекту Дж. Кваренги был возведен корпус Лоджий Рафаэля. Длинная галерея, находившаяся на втором этаже этого корпуса, являлась довольно точной копией той части папского дворца в Ватикане, которую украшали росписи, выполненные учениками Рафаэля по его эскизам.

Спустя полвека корпус Лоджий Рафаэля вошел в состав Нового Эрмитажа, построенного в 1839–1852 годах специально для размещения сильно разросшихся художественных коллекций, которым стало тесно в Малом и Старом Эрмитажах. Автором проекта здания был немецкий архитектор Л. Кленце. Поскольку он в Петербурге появлялся редко, строительство велось под наблюдением В. П. Стасова и Н. Е. Ефимова. «Императорский Музеум», как первоначально назывался Новый Эрмитаж, должен был составлять «единое целое с дворцом, обиталищем монарха». Это определило роскошь его отделки.

Фасады Нового Эрмитажа оформлены с использованием некоторых мотивов и деталей, заимствованных из арсенала античного зодчества. В стилистическом отношении здание принадлежит уже не классицизму, а является типичным примером более позднего, неогреческого направления в архитектуре. Главный фасад Нового Эрмитажа обращен на Миллионную улицу. Центр здания отмечен массивным портиком, который украшают десять гранитных фигур атлантов, изваянных скульптором А. И. Теребеневым по эскизу мюнхенского скульптора И. Хальбига.

Стилистика интерьеров здания Нового Эрмитажа также отражает начавшийся переход от классицизма к эклектике. Наиболее интересна из них парадная лестница с великолепной коринфской колоннадой, сооруженная в традициях классицизма. Напротив, в оформлении большого Двадцатиколонного зала, построенного наподобие античной базилики, заметно уже влияние неогреческого стиля.

Зимний дворец вместе со зданиями Малого, Старого и Нового Эрмитажей и Эрмитажного театра образуют единый дворцовый комплекс, которому мало равных в мировой архитектуре. В художественном и градостроительном отношении он принадлежит к числу высших достижений русского зодчества XVIII–XIX веков. Все залы этого дворцового ансамбля ныне занимает. Государственный Эрмитаж — крупнейший музей мира, обладающий огромными коллекциями произведений искусства.

В залах и хранилищах Государственного Эрмитажа сосредоточено около трех миллионов экспонатов, включающих памятники различных эпох, многих цивилизаций и народов. Основу его собраний составляет картинная галерея, в которую входят произведения живописи французской, итальянской, испанской, голландской, фламандской, немецкой и других европейских школ. Среди них — бессмертные творения Рафаэля, Леонардо да Винчи, Джорджоне, Тициана, Веронезе, Рембрандта, Рубенса, Веласкеса, Эль Греко, Мурильо, Пуссена, Шардена, Делакруа, Ренуара, Пикассо, Матисса и многих других мастеров. Здесь сосредоточены также редчайшие памятники первобытной культуры, античного мира, мастеров народов Востока. Огромную ценность представляют экспонаты отдела истории русской культуры. Несмотря на широкую распродажу произведений искусства западным коллекционерам в 1920–1930-х годах, коллекции Эрмитажа по своему богатству стоят рядом с такими мировыми музейными коллекциями, как Лувр, Британский музей, Национальная галерея искусства в США.

Мраморный дворец..

Почти одновременно с первыми эрмитажными зданиями, в 1768–1785 годах, по проекту итальянского архитектора А. Ринальди был построен Мраморный дворец. На его облицовку пошли мрамор и гранит, что и послужило поводом для названия дворца.

Фасады этого строгого здания выполнены в духе архитектуры раннего классицизма. Они декорированы коринфскими пилястрами из розоватого тивдийского мрамора, объединяющими второй и третий этажи. Мрамор пилястр оттеняет розовато-серый выборгский гранит высокого цокольного этажа. Из мрамора различных цветов сделаны фриз, аттик и подоконные филенки с гирляндами. Главный фасад дворца выходит в прежде открытый, а ныне замкнутый парадный двор. Вдоль его восточной границы некогда проходил Красный канал, соединявший Неву с Мойкой. К нему и был обращен парадный фасад дворца, центр которого украшают трехчетвертные колонны портика, поддерживающие аттик с часовой башенкой. Две небольшие статуи, стоящие на аттике, исполнил скульптор Ф. И. Шубин. Как главный трактован и боковой фасад дворца, обращенный на Неву и перекликающийся с фасадом Зимнего по высоте и ярусному построению.

В отделке интерьеров дворца А. Ринальди больше следовал традициям архитектуры барокко. Некоторые залы выглядели очень нарядно, были декорированы цветными мраморами. Однако из-за частой смены владельцев здания многие помещения неоднократно переделывались. Первым владельцем дворца был граф Г. Г. Орлов, для которого он и строился по повелению Екатерины II. После смерти графа здание перешло в казну, стало резиденцией последнего короля Речи Посполитой С. А. Понятовского. Позднее дворец принадлежал великому князю Константину Павловичу, а после него — Константину Николаевичу. При нем (в 1844–1851 годах) архитектор А. П. Брюллов перестроил здание внутри, значительно изменил оформление многих помещений. Первоначальную отделку сохранили лишь парадная лестница и нижний ярус стен Мраморного зала с изящными орнаментами и скульптурными барельефами работы Ф. И. Шубина и М. И. Козловского.

Последним владельцем дворца был великий князь Константин Константинович, президент Академии наук, известный поэт, печатавшийся под псевдонимом «К. Р.».

Мраморный дворец.

Начиная с 1917 года Мраморный дворец поочередно занимали различные государственные и общественные учреждения, приведшие его интерьеры в плачевное состояние.

Коллекция живописи и скульптуры, собранная великими князьями, разошлась по различным учреждениям. К счастью, удалось спасти известное полотно Ф. Сурбарана «Распятие», которое поступило в Государственный Эрмитаж. После закрытия Музея Ленина, размещавшегося в здании в 1937–1992 годах, началась работа по реставрации помещений, возвращению им первоначального облика. В парадном дворе, у входа во дворец, в 1994 году был установлен памятник императору Александру III работы скульптора П. П. Трубецкого, стоявший в начале века на Знаменской площади.

Мраморный дворец завершает ряд парадных зданий, начинающихся у Зимнего дворца, отвечая им классической строгостью и безупречностью отделки фасадов. Он одинаково величественно выглядит как с Невы, так и со стороны Марсова поля.

В 1780-х годах восточнее Мраморного дворца архитектором П. Е. Егоровым был сооружен служебный корпус, имевший довольно скромный облик. В 1844–1847 годах архитектор А. П. Брюллов надстроил и расширил здание, украсив его фасады пилястрами, что сгладило стилистический контраст между ним и дворцом. Фасад корпуса, обращенный в сторону парадного двора, он декорировал лепным фризом «Служение лошади человеку» работы скульптора П. К. Клодта, состоящим из четырех барельефов.

Начавшееся в Петербурге в первой половине XVIII века строительство дворцов-усадеб получило во времена Екатерины II еще более широкий размах. Как и прежде, они возводились в основном по набережным Мойки и Фонтанки, заметно оживляли городскую застройку. Характерной особенностью дворцовых усадеб было размещение основного корпуса в глубине парадного двора, который обычно окружала нарядная ограда, имевшая ворота по линии улицы. С задней стороны к зданию примыкал более или менее обширный сад.

В архитектуре многих городских усадеб проявились характерные черты русского классицизма второй половины XVIII века. В их облике часто угадывались схемы дворцов и вилл А. Палладио.

К немногим сохранившимся до наших дней образцам городских усадеб, построенных в формах раннего классицизма, принадлежит дворец Разумовского на набережной Мойки, рядом со Строгановским дворцом. Еще в 1730-х годах здесь построил большой деревянный дворец граф Левенвольде, один из приближенных императрицы Анны Иоанновны. Позднее собственником усадьбы стал гетман Украины и президент Академии наук граф К. Г. Разумовский. По его приказу деревянный дворец был разобран и вместо него в 1762–1766 годах сооружен новый, каменный. Строить здание начал архитектор А. Ф. Кокоринов, а закончил архитектор Ж. Б. Валлен-Деламот.

Дворец К. Г. Разумовского относится к интереснейшим произведениям русского зодчества 1760-х годов. Для него характерно строго симметричное построение всего ансамбля, который включает трехэтажное главное здание, находящееся в глубине участка, и боковые флигеля. Главный фасад дворца подчеркнут шестиколонным коринфским портиком, поставленным на аркаду первого цокольного этажа. Высокий ступенчатый аттик, расчлененный филенками с мотивом гирлянд, венчает композицию.

Столь же интересно оформлен садовый фасад дворца, отмеченный сильно выступающими боковыми ризалитами. Его центральный ризалит декорирован четырехколонным коринфским портиком и лепными деталями, повторяющими мотивы оформления главного фасада.

Перед дворцом находится парадный двор, отделенный от набережной Мойки высокой оградой с каменными воротами, сохранившимися до настоящего времени. Их отличает строгая монументальность, подчеркнутая ионическими колоннами, стоящими по обеим сторонам проезда.

В 1798 году дворец Разумовского был передан Воспитательному дому, а позднее в нем разместился Николаевский сиротский институт. Это повлекло за собой перепланировку многих помещений здания, переделку значительной части интерьеров. Неоднократно перестраивались и симметричные флигеля, расположенные по сторонам парадного двора и сооруженные одновременно с главным корпусом дворца. Современный внешний облик они получили при перестройке в 1831–1834 годах. Тогда же архитектор П. С. Плавов пристроил к зданию домовую церковь, фасады которой имели традиционное для русского классицизма решение.

Из дворцовых помещений частично сохранила первоначальную отделку только парадная лестница. Падуги ее перекрытия украшены лепкой с двуглавыми орлами и путти, держащими гирлянды цветов. К лучшим образцам интерьера периода классицизма принадлежит зал домовой церкви, декорированный мраморными колоннами и пилястрами коринфского ордера.

От бывшей усадьбы остались, кроме того, и последние следы сада, разбитого еще в первой половине XVIII века. Его уцелевший угол огражден со стороны Казанской улицы знаменитой решеткой, исполненной по проекту А. Н. Воронихина. Ныне комплекс зданий занимает Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена.

На той же стороне Мойки, значительно ниже по течению, в середине XVIII века находилась усадьба, принадлежавшая графу П. И. Шувалову. Позднее ею владел А. П. Шувалов. В 1760-х годах расположенный на берегу реки небольшой дом капитально перестроил Ж. Б. Валлен-Дела-мот. Центральную часть фасада он украсил монументальным дорическим портиком, объединившим два нижних этажа, а середину надстроенного третьего этажа оформил как аттик, в результате чего здание получило черты сооружения классицизма. Двор, находившийся за домом, отделила от обширного сада каменная ограда с монументальными воротами, возведенными в виде триумфальной арки (они сохранились до нашего времени).

В 1830 году дворец стал собственностью князя Н. Б. Юсупова, одного из богатейших людей России. В соответствии с его пожеланием архитектор А. А. Михайлов 2-й пристроил к зданию флигель, протянувшийся вдоль набережной. На втором этаже была создана анфилада парадных помещений в стиле классицизма, включающих нарядный Белоколонный зал на одном ее конце, Ротонду — на другом. Прекрасными образцами декоративных росписей первой половины XIX века остаются живописные плафоны, украшающие Ротонду, Красную и Синюю гостиные. Не менее интересно декоративное оформление ряда помещений, выполненное по проекту архитектора И. А. Монигетти в 1858–1859 годах. Среди них выделяется интерьер Домашнего театра, стилизованный в духе русского барокко, богато декорированный золоченой лепниной, с расписным плафоном.

В 1910-х годах часть помещений первого этажа получила отделку в стиле неоклассицизма, проект которой разработали архитекторы А. П. Вайтенс и А. Я. Белобородов, художники Н. А. Тырса, В. М. Конашевич и С. В. Чехонин.

Кроме самого дворца определенный интерес представляют некоторые дворовые сооружения, в том числе садовый павильон на Офицерской улице, построенный в 1750-х годах.

Князья Юсуповы собрали во дворце богатую коллекцию живописи, скульптуры и предметов прикладного искусства. Она включала, в частности, произведения Рембрандта, Поттера, Буше, Фрагонара, Робера, Берне, Грёза, Гварди, Тьеполо и других художников.

В 1918 году дворец у Юсуповых был отобран, находившиеся в нем произведения искусств частично распроданы, частично переданы в Государственный Эрмитаж. Некоторое время он использовался в качестве дворца-музея. С 1925 года в нем размещается Дом работников просвещения (Дом учителя).

На набережной Мойки, у Синего моста, стоял еще один дворец — графа И. Г. Чернышева, сооруженный Валлен-Деламотом в 1766–1768 годах. Построенный в формах раннего классицизма, он принадлежал к числу лучших творений этого зодчего. В середине XIX века на его месте был возведен Мариинский дворец.

Немало усадеб появилось в середине XVIII века на берегах многочисленных рукавов дельты Невы. Одна из них была построена на восточном мысу Каменного острова, принадлежавшего графу А. П. Бестужеву-Рюмину. В ансамбль усадьбы входили большой деревянный дом, оранжереи, службы и обширный регулярный парк. Она стала одним из лучших образцов барочной архитектуры.

В 1765 году Екатерина II купила Каменный остров для устройства загородной резиденции наследника — великого князя Павла Петровича. Через десять лет на месте разобранного усадебного дома началось строительство двухэтажного каменного дворца. Оно велось под руководством архитектора Ю. М. Фельтена и завершилось в 1781 году (имя автора проекта неизвестно).

Композиция П-образного в плане здания предельно лаконична. Центр паркового фасада украшен шестиколонным тосканским портиком с фронтоном. Противоположный фасад, обращенный на Малую Невку, выделен восьмиколонным тосканским портиком, увенчанным аттиком. Совершенное по пропорциям здание прекрасно отвечает окружающему пейзажу.

На протяжении XIX столетия Каменноостровский дворец неоднократно перестраивался, вследствие чего менялись планировка и отделка многих его интерьеров. Среди хорошо сохранившихся помещений интересен большой двусветный зал — галерея с закругленными углами стен, отделка которого частично восходит ко времени постройки дворца (печи, круглые медальоны с рельефами), частично же относится к началу XIX века (кариатиды со светильниками).

Ограда парка усадьбы имеет несколько ворот, трое из которых поставлены одновременно с дворцом и украшены спаренными колоннами. Еще одни ворота в дворцовом саду, построенные в 1810-х годах, приписываются архитектору Тома де Томону. Они подобны триумфальной арке, декорированной рустованными дорическими колоннами. Томон перепланировал прилегающий к дворцу сад, который из регулярного превратился в пейзажный, сохранившись в целом до нашего времени.

Дворец, утративший многое из своего внутреннего убранства, ныне используется как санаторное здание.

Новые усадебные комплексы появились и в сравнительно удаленных от Финского залива местах, менее подверженных угрозе наводнений. Там еще сохранились кое-где нетронутые лесные массивы, остались неосвоенные земли.

На одном из таких участков, на левом берегу Невы, недалеко от Смольного монастыря, архитектор И. Е. Старое возвел монументальное здание дворца для генерал-фельдмаршала князя Г. А. Потемкина-Таврического, фаворита Екатерины И. Перед дворцом была устроена гавань, соединенная каналом с Невой, на берегу которой находилась гранитная пристань. Позади него раскинулся пейзажный сад.

В планировке здания, сооруженного в 1783–1789 годах, применена традиционная усадебная схема: главный корпус и крылья, соединенные галереями, охватывают большой парадный двор. Фасад центрального двухэтажного корпуса отмечен монументальным шестиколонным дорическим портиком с фронтоном, над которым высится купол на широком барабане. Под прямым углом к нему развернуты боковые флигеля с четырехколонными портиками. Низкая ажурная ограда, установленная в 1793 году по проекту архитектора Ф. И. Волкова, отделяет парадный двор от улицы.

Творение Старова, прозванное современниками «пантеоном афинским», вызвало восхищение Г. Р. Державина. Поэт писал о дворце: «Наружность его не блистает ни резьбою, ни позолотою, ни другими какими пышными украшениями: древний изящный вкус — его достоинство; оно просто, но величественно».

Исключительно интересна композиция интерьера, решенная Старовым с высоким профессиональным мастерством. Парадные залы развертываются в глубь здания,образуя короткую, но внушительную анфиладу. За восьмигранной купольной Ротондой следует великолепный Белоколонный зал (Большая галерея) с двумя рядами ионических колонн, расположенный поперек продольной оси анфилады. Раньше к этому залу примыкал просторный зимний сад, отделявшийся от него открытой двойной колоннадой, что создавало иллюзию бесконечности дворцовых покоев.

Расположенные в главном корпусе с западной и восточной сторон Ротонды парадные помещения (Картинный зал, Гобеленовая гостиная, Диванная, Китайский зал) частично сохранили первоначальную художественную отделку. В некоторых помещениях уцелели камины, фигурные печи, роспись стен и плафонов.

Одновременно с Таврическим дворцом был разбит позади него обширный сад, который, в соответствии с замыслом садовника В. Гульда, получил облик пейзажного парка. На его территории соорудили искусственные холмы, вырыли пруды и каналы, построили мосты. Для Гульда в 1793–1794 годах архитектор Ф. И. Волков возвел на западной окраине сада так называемый «Дом садового мастера», напоминающий классическую усадьбу в миниатюре.

Таврический дворец оказал на русское зодчество конца XVIII — начала XIX века огромное влияние. Не было губернии, где не появился бы помещичий дом, напоминавший старовский прототип. Фасады, украшенные белыми колоннами, стали одной из примет русского пейзажа прошлого столетия.

Как и многие другие здания Петербурга, Таврический дворец неоднократно переделывался внутри. Всего через восемь лет после постройки Павел I отдал его под казармы Конногвардейского полка. Из всех парадных помещений была вывезена утварь, разобраны паркеты, снята отделка. Однако уже в 1801 году дворец вновь стал одной из резиденций императоров. При восстановлении его архитектором Л. Руска интерьеры подверглись значительным изменениям. В 1819 году центральные залы дворца расписал в стиле классицизма живописец-декоратор Дж. Б. Скотти.

В 1906–1907 годах зимний сад Таврического дворца был перестроен в зал заседаний Государственной думы, вследствие чего открытая колоннада между садом и колонным залом заложена кирпичом. Тогда же к дворцу пристроили Министерский павильон.

После февральской революции 1917 года в здании Таврического дворца работало Временное правительство, заседал ВЦИК Советов, проходили собрания и совещания различных государственных и общественных организаций и учреждений, размещались учебные заведения. Ныне в здании расположена штаб-квартира Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ.

Несмотря на перестройки и уничтожение многих интерьеров в XIX и особенно в XX столетии, сохранившаяся отделка дворцовых помещений представляет большую художественную ценность. Классически строгий облик Таврического дворца, продуманное расположение здания ставят его в ряд выдающихся памятников архитектуры. Художественную выразительность силуэта ансамбля не смогла снизить даже бессистемная и разностильная застройка окружающих кварталов в последние десятилетия XX века.

Несколько больших усадебных комплексов возникло на берегах Фонтанки. Среди них выделялся размерами ансамбль Юсуповского дворца с огромным садом, выходящим к Садовой улице. Здесь еще в середине XVIII века было построено большое каменное дворцовое здание с фасадами, решенными в формах барокко.

В 1790-х годах архитектор Дж. Кваренги полностью перестроил и расширил дом, создав архитектурную композицию, объединенную совершенством художественного замысла. По красной линии набережной он построил два жилых двухэтажных флигеля, которые соединила арка въездных ворот, ведущих в парадный двор. Избрав для двора форму полукруга, зодчий искусно замаскировал непараллельность линий набережной и главного фасада здания. Его монолитную высокую часть он уравновесил с двух сторон затененными лоджиями, ведущими к боковым ризалитам. Противоположный парковый фасад Кваренги украсил шестиколонным ионическим портиком на высокой террасе, спускающейся в парк широкой лестницей. В итоге дворец, стоящий на берегу пруда, полностью изменил первоначальный облик, получив черты здания классицистического типа.

Одновременно Кваренги переустроил усадебный регулярный сад в пейзажный. Сооруженная в начале XIX века чугунная ограда отделила его от Садовой улицы.

В 1810 году во дворце Юсуповых разместился только что созданный Институт инженеров путей сообщений императора Александра I. Это повлекло за собой перепланировку ряда помещений, изменение оформления интерьеров. Спустя пятнадцать лет здание было предоставлено Министерству путей сообщения, которое оно занимало до 1918 года. Сейчас дворец используется Петербургским университетом путей сообщения.

Другой усадебный комплекс сложился на участке, выходящем на Галерную улицу и на набережные двух каналов — Адмиралтейского и Ново-Адмиралтейского. Здесь в 1790-х годах архитектор Л. Руска построил дворец, использовав стены двух старых зданий. В 1797 году его владельцем стал граф А. Г. Бобринский.

Планировка участка типична для городской усадьбы конца XVIII века. Обширный парадный двор окружают низкие служебные флигеля и ограда с монументальными въездными воротами, пилоны которых украшены бюстами. Главный фасад дворца выходит во двор. Его средняя часть отмечена ионическим портиком, украшенным аллегорической скульптурой. Более нарядно выглядит садовый фасад, который оживляют закругленные выступы ризалитов по бокам и коринфский портик с фронтоном в центре.

В 1822—1825 годах внутренние помещения дворца перестроил архитектор А. А. Михайлов 2-й, создавший анфиладу парадных залов со стороны сада. Значительную ценность представляет отделка сохранившейся парадной лестницы, Красной гостиной, Белого и Танцевального залов. В Белом зале поражает прекрасная роспись, выполненная, по всей вероятности, Дж. Б. Скотти. Роспись первой четверти XIX века украшает Танцевальный зал, а также некоторые другие помещения.

К дворцу примыкает небольшой сад, который отделяет от набережных каменная рустованная ограда, украшенная скульптурными бюстами. На углу ограды, при слиянии Адмиралтейского канала и Мойки, высится небольшой двухэтажный садовый павильон, увенчанный плоским куполом.

В 1918 году дворец у Бобринских был отнят. Собранная ими небольшая, но ценная коллекция произведений живописи поступила в Государственный Эрмитаж. Богатое убранство дворца было частично расхищено, частично передано в различные музеи. Ныне в здании размещается Научно-исследовательский институт комплексных социальных исследований Петербургского государственного университета.

Наряду с усадебными комплексами, раскинувшимися по берегам рек, в Петербурге строились дворцы, фасады которых выводились на линии улиц. Одним из них был дворец, принадлежавший крупнейшему государственному деятелю конца XVIII века канцлеру А. А. Безбородко, который возглавил тогда помимо других служб и Почтовый департамент. Купив в 1781 году два каменных дома, Безбородко не просто их перестроил, но соединил в одно здание.

Внешний облик дворца, решенного в формах русского классицизма, был довольно скромен. Его главный фасад украшал портик из четырех гранитных колонн, поддерживавших балкон. Другие фасады и вовсе были не примечательны. Богатство дворца определялось великолепным оформлением интерьеров, выполненным по проекту Дж. Кваренги в 1780-х годах и частично сохранившимся до нашего времени. Чтобы убедиться в этом, достаточно пройти по вестибюлю, Овальному залу с зелеными колоннами и Аванзалу, отделанному искусственным мрамором. Особенно хорош Большой зал с коринфскими колоннами и живописным плафоном — один из лучших образцов декоративного убранства интерьера периода классицизма.

В 1870-х годах фасады дворца, приобретенного несколько ранее Почтовым ведомством, получили оформление в духе ренессанса, более сложное по сравнению с первоначальным. Гранитный портик, украшавший главный фасад, однако, сохранился. Изменилась отделка и многих помещений.

В настоящее время во дворце помещается Центральный музей связи имени А. С. Попова.

Нельзя не сказать еще об одном дворцовом сооружении конца XVIII века — бывшем доме И. И. Бецкого, расположенном в самом начале Дворцовой набережной, у Лебяжьей канавки. Автор проекта здания остается неизвестным, но вполне возможно, что им был И. Е. Старое. Наиболее интересен северный корпус, выходящий на Неву, сохранивший в основном свой первоначальный облик. Дворец славился висячим садом.

В 1830-х годах владельцем здания стал принц П. Г. Ольденбургский, один из замечательнейших просветителей своего времени. В соответствии с его желанием над южным корпусом, выходящим на Марсово поле, был надстроен третий этаж, часть интерьеров перестроена и отделана В. П. Стасовым в стиле классицизма. В результате здание внесло заключительный штрих в формирование архитектурного ансамбля Марсова поля. В залах Дворца имелась отличная коллекция произведений западноевропейской живописи, собранная П. Г. и А. П. Ольденбургскими.

После 1917 года здание дворца несколько раз передавалось различным учреждениям. Чудом уцелевшее собрание живописи поступило в Государственный Эрмитаж. Ныне в здании располагается Петербургская государственная академия культуры.

Весьма своеобразным памятником русского зодчества второй половины XVIII века является ансамбль Чесменского дворца, включавший дворец, церковь и служебные постройки. Он был сооружен по проекту архитектора Ю. М. Фельтена в 1774–1777 годах. Чесменским дворец назвали в память победы русского флота над турецким в Чесменской бухте Эгейского моря в 1770 году.

Около полувека Чесменский дворец использовался как путевой дворец, в котором на короткое время останавливался императорский двор при переездах из Петербурга в Царское Село.

Необычен план дворца в виде равностороннего треугольника со вписанной окружностью в центре и меньшими окружностями по углам. Благодаря использованию в обработке фасадов некоторых элементов готической архитектуры (стрельчатые окна, зубчатые парапеты над стенами), здание отдаленно напоминает средневековую крепость. Дворцовые залы были декорированы пилястрами, украшены лепными филенками и полихромными росписями.

Черты готического убранства подчеркнуты еще сильнее в облике расположенной рядом дворцовой церкви Рождества Иоанна Предтечи. Здание, декорированное стрельчатыми арочками, зубчатым парапетом и остроконечными башенками-пинаклями, выглядит довольно эффектно. Его увенчивают пять миниатюрных куполов, вырастающих на барабанах из кровли.

В 1831—1836 годах дворцовое здание было перестроено под военную богадельню для инвалидов — ветеранов Отечественной войны 1812 года. Руководивший работами архитектор А. Е. Штауберт пристроил к главному корпусу три одинаковых по архитектуре двухэтажных флигеля (теперь они четырехэтажные), уничтожил некоторые готические элементы отделки его фасада.

Из сохранившихся помещений дворца наиболее эффектна отделка центрального круглого зала на втором этаже. Его стены расчленены филенками и завершены лепным карнизом, типичным для раннего классицизма. Зал перекрыт невысоким куполом, прорезанным овальными окнами и украшенным лепными филенками и росписью. В верхней части стен сохранились лепные рамы — обрамления портретных барельефов русских царей и великих князей работы Ф. И. Шубина, перенесенных в 1830-х годах в Оружейную палату в Кремле.

Недалеко от дворца, рядом с Чесменской церковью, находится небольшое кладбище, на котором хоронили ветеранов русской армии, доживавших свой век в Инвалидном доме. Ныне Чесменский дворец — один из корпусов Петербургской государственной академии аэрокосмического приборостроения.

В 1768 году на Петровском острове, на месте домика Петра I, был построен небольшой деревянный дворец, отличавшийся простотой архитектурных форм. В нем иногда останавливалась Екатерина II во время своих поездок на острова. Оформление помещений дворца напоминало оформление некоторых загородных павильонов, созданных А. Ринальди, выделяясь подчеркнутой скромностью отделки. Его главная ценность состояла в росписях, выполненных С. Бароцци. В 1912 году дворец сгорел дотла.

Крупнейшим сооружением Петербурга конца XVIII столетия стал огромный Михайловский замок. Он был построен как дворец императора Павла I в 1797–1800 годах на месте разобранного деревянного Летнего дворца Елизаветы Петровны. Возведение здания началось по проекту В. И. Баженова, однако уже через три месяца строительство возглавил В. Бренна, который при ведении работ во многом руководствовался своим замыслом. При постройке замка использовался мрамор, заготовленный для первого Исаакиевского собора, а также материалы из разобранного дворца Екатерины II в Пелле (ныне Отрадное).

Внешне здание мало походит на другие дворцовые сооружения Петербурга конца XVIII века. В отличие от них оно кажется суровым и мрачным, холодно-замкнутым, словно оправдывая данное ему название — замок. Это впечатление усиливается квадратным планом сооружения, его обособленностью от соседних зданий. Первоначально замок со всех сторон был окружен водой — Фонтанкой и Мойкой, глубокими рвами и каменной стеной.

Все фасады здания решены по-разному. Главным фасадом является южный, прорезанный парадным въездом во внутренний двор. Его средняя часть отмечена массивным портиком, покоящимся на мощном рустованном основании. По сторонам въезда высятся приставные обелиски, создающие эффект тяжеловесной силы. Портик венчает аттик с вписанным в него треугольным фронтоном, украшенным барельефом «История заносит на свои скрижали славу России» скульптора П. Стаджи. Суровость фасада усиливают ионические колоннады, объединяющие верхние этажи.

Противоположный фасад, обращенный на Мойку, выглядит более легким благодаря мраморной колоннаде из парных дорических колонн, заключенной между выступами-ризалитами. Над ней на уровне второго этажа расположена открытая терраса-лоджия. От колоннады спускается к реке широкая пологая лестница, украшенная статуями Геркулеса и Флоры. С ней удачно гармонирует высокий аттик, завершающий центральную часть фасада.

Два остальных фасада замка менее эффектны. В закругленном выступе его западного фасада прежде размещалась церковь Святого архангела Михаила, которого Павел I считал своим небесным покровителем. Ее выпуклый купол переходит в позолоченный шпиль, походящий на шпили первых петербургских зданий. По словам знатока Петербурга В. Я. Курбатова, «элегантность его линий отчасти напоминает Петровскую эпоху». Выступ противоположного, восточного фасада увенчан бельведером с флагштоком.

Довольно интересен внутренний восьмиугольный двор замка. Пышный лепной фриз, декоративные панно и статуи в нишах придают ему торжественный вид.

Внутренняя отделка замка отличалась большим великолепием. Парадную лестницу украшали балюстрады и пилястры из серого сибирского мрамора. За проходным Аванзалом находился Большой тронный зал, стены которого были обшиты зеленым бархатом с ткаными золотыми узорами. Далее следовала Галерея Лаокоона, украшенная великолепными гобеленами и мраморными статуями. Затем шла Овальная гостиная, убранная с необыкновенной роскошью и обставленная дорогой мебелью. За ней находился двусветный Мраморный зал, стены которого были инкрустированы черным мрамором и золоченой бронзой. Его сменяли круглый Малый тронный зал с плафоном, расписанным К. Скотти, и массивными серебряными люстрами, сделанными П. Баухом.

В покоях императрицы хороша была Рафаэлевская галерея, одну из стен которой покрывали ковры, являвшиеся копиями картин Рафаэля. Нарядностью отделки блистал Церковный зал, украшенный мраморными колоннами и художественными росписями.

Император Павел I прожил в Михайловском замке всего сорок дней. Вскоре после его убийства в марте 1801 года здание перешло в распоряжение Интендантского ведомства, а в 1819 году в нем разместилось Главное инженерное училище. С этого времени оно стало называться Инженерным замком. Тогда же были засыпаны окружавшие его рвы, разобраны каменные стены и мосты.

Первоначальную отделку сохранила до наших дней только часть помещений — парадная лестница, Большой и Малый тронный залы, Рафаэлевская галерея, Овальный и Церковный залы. Кое-где уцелели фрагменты старинной обработки — карнизы, барельефы, плафоны и т. д. Общий характер планировки помещений здания в целом остается неизменным.

В годы Великой Отечественной войны Инженерный замок серьезно пострадал от попаданий бомб и снарядов. После восстановления в нем разместились различные учреждения. В конце 1980-х годов здание передано Государственному Русскому музею. В начале 1996 года завершилась реставрация покоев великого князя Константина Павловича.

Перед южным фасадом замка прежде расстилался плац, и на нем в 1800 году был поставлен бронзовый памятник Петру I работы К. Б. Растрелли. Модель памятника скульптор изготовил еще при жизни царя, однако отлить его удалось только в 1747 году. Конная статуя императора как нельзя лучше соответствовала величественному замку его правнука.

В композиционном единстве с замком находятся два одинаковых по архитектуре павильона, которые отмечают начало аллеи, ведущей к его главному фасаду. Оба они построены в 1798–1800 годах. В плане павильоны представляют собой овалы, усложненные выступами на срезанных закруглениях. Их нижние ярусы рустованы и украшены барельефными панно, а верхние подчеркнуты легкими ионическими колоннадами. Несмотря на небольшие размеры, павильоны кажутся монументальными сооружениями.

В комплекс замка кроме павильона входят здание Манежа и Конюшенный корпус. Расположенные по обеим сторонам Кленовой аллеи, идущей от памятника Петру I к Манежной площади, они играют роль связующего звена между замком и городской застройкой. В середине 1820-х годов торцовые фасады Манежа и конюшен, обращенные на Манежную площадь, перестроил архитектор К. И. Росси. Характер отделки фасадов, тематика их скульптурных деталей оказались на редкость удачны. В итоге Инженерный замок и входящие в его ансамбль служебные здания органично влились во вновь созданную систему городских улиц и площадей.

Первая треть XIX века вошла в историю Петербурга как пора реализации новых градостроительных замыслов, расширения масштабов застройки. Доминирующим архитектурным стилем стал ампир (от французского empire, буквально — империя), завершивший эволюцию классицизма. Этот французский термин вошел в обиход как синоним принципов градостроения, сложившихся в условиях антинаполеоновских войн, укрепления государственного могущества России.

Заметно увеличившийся размах городской застройки повлиял на характер архитектуры в целом, потребовал серьезной корректировки всей системы градостроительства. Если в прошлом столетии значительную роль играла усадебная застройка, то теперь на первый план вышло сооружение парадных ансамблей, оформление облика центральных магистралей и площадей столицы. Постепенно изменилась и архитектурная тематика. В застройке решающее значение получило общественное здание, а не дворец.

Крупнейшими сооружениями новой архитектурной эпохи в Петербурге стали Казанский собор и Горный институт А. Н. Воронихина, здание биржи Ж. Тома де Томона, комплекс Адмиралтейства А. Д. Захарова. Их отличали подчеркнутая монументальность форм, большая протяженность фасадов, классическая строгость колоннад.

Общее руководство застройкой столицы взял в свои руки Комитет для строений и гидравлических работ, функционировавший в 1816–1842 годах. Свои усилия он направил на то, чтобы придать облику столицы высокую «степень красоты и совершенства», сохраняя при этом «правильность, красоту и приличие каждого здания в применении к целому городу». В состав Комитета в разные годы входили архитекторы К. И. Росси, В. П. Стасов, А. П. Брюллов, К. А. Тон и другие.

Огромный вкладе формирование архитектурного облика Петербурга внес К. И. Росси. Он довел до логического завершения ансамбли, начавшие складываться еще в XVIII веке.

Возведенное Росси в 1819–1829 годах грандиозное здание Главного штаба с триумфальной аркой подчеркнуло парадный характер Дворцовой площади, усилило ее градообразующую роль в центре города. Классические колоннады фасадов нового здания образовали неразрывное композиционное единство с иными по характеру барочными формами Зимнего дворца. Величественное творение Растрелли словно заиграло новыми гранями, получило равное по совершенству обрамление с южной стороны площади. Особенно эффектно было рассчитано Росси восприятие фасада Зимнего дворца со стороны Морской улицы, ведущей к арке Главного штаба.

Формирование ансамбля Дворцовой площади завершили сооружение в ее центре Александровской колонны по проекту О. Монферрана и возведение здания Штаба Гвардейского корпуса по замыслу А. П. Брюллова.

Первой крупной работой Росси в Петербурге было строительство в 1818–1822 годах дворца на Елагином острове, со служебными и увеселительными павильонами. Здание предназначалось для вдовствующей императрицы Марии Федоровны. По своему характеру это было усадебное сооружение, подобное тем, которые строились в XVIII веке. К тому же здание возводилось не заново, а на основе старого дома, что определило его переходный облик. Одновременно на острове по проекту английского садового мастера Д. Буша разбивался пейзажный парк. В него входил широкий луг, носивший название Масляного, так как на нем во время масленицы устраивались гулянья.

Елагинский дворец расположен в восточной части острова, на берегу Средней Невки. Двухэтажное, прямоугольное в плане здание поднято на высокий стилобат, благодаря чему подчеркивается его главенствующая роль в системе многих усадебных построек. Парадный фасад, обращенный клугу, отмечен в центре шестиколонным коринфским портиком, к которому ведут пологие пандусы и широкая лестница, украшенная чугунными изваяниями львов. Доминирующим элементом противоположного, выходящего на реку фасада служит полуротонда, окруженная коринфскими колоннами, стоящая над широкой веерообразной лестницей-террасой.

Дворец славился прекрасным убранством своих помещений, в оформлении которых участвовали декораторы-живописцы Дж. Б. Скотти, А. Виги, Б. Медичи и скульпторы С. С. Пименов и В. И. Демут-Малиновский. Особенно впечатлял Овальный зал, выходивший в полуротонду и украшенный полуколоннами и кариатидами, поддерживавшими купол с орнаментальной росписью.

До 1917 года Елагинский дворец был одной из летних резиденций лиц императорской фамилии. В 1920–1930-х годах в нем размещался Музей истории культуры и быта, затем филиал Института растениеводства. Сгоревший во время Великой Отечественной войны дворец реставрирован в 1952–1960 годах под руководством архитектора М. М. Плотникова.

В комплекс построек Елагинского дворца входят служебные павильоны, образующие живописную группу и прячущиеся среди деревьев. Наиболее удачно расположен полуциркульный в плане Кухонный корпус, украшенный с обеих сторон дорическими шестиколонными портиками. Эффектно выглядит павильон у гранитной пристани, построенный Росси на восточной стрелке Елагина острова.

К лучшим образцам садово-парковой архитектуры принадлежит Музыкальный павильон. Стоящий на береговой аллее парка, по которой гуляли хозяева и гости, он предназначался для духового оркестра. Интересны и другие постройки — Конюшенный корпус, Оранжерея, павильон Гауптвахта.

Елагинский дворец и служебные павильоны представляют собой подлинные шедевры русской архитектуры.

Стремление К. И. Росси к ансамблевой застройке целых улиц и площадей в полной мере проявилось в процессе создания ансамбля Михайловской площади, объединившего группу различных зданий. Его композиционным центром является усадебный комплекс Михайловского дворца, сооруженный в 1819–1825 годах для великого князя Михаила Павловича. Возводя усадьбу, Росси исходил из традиционной для русской архитектуры планировочной схемы: главный корпус и служебные флигеля образуют одно целое с парадным двором, отделенным от улицы оградой. Позади простирается обширный сад, достигающий реки Мойки и ограниченный с запада Екатерининским каналом. Однако в отличие от других этот усадебный комплекс не оказался обособленным от города, а стал неотъемлемой составной частью окружающих его кварталов. С одной стороны дворцовый комплекс замкнул перспективу улицы, идущей перпендикулярно от Невского проспекта и тоже получившей название Михайловской. С другой стороны усадьбу отделила от Инженерного замка Садовая улица, продолженная до Марсова поля и напрямую связавшая центр города с Петербургской стороной.

Дворец играет роль архитектурной доминанты не только усадебного комплекса, но и всего ансамбля сооружений Михайловской площади. Росси придал главному фасаду здания подчеркнуто парадный характер, поставив в его центре великолепный коринфский портик, увенчанный фронтоном. Его колоннада поднята на рустованную аркаду, к которой с боков ведут два гранитных въезда, а спереди поднимается широкая лестница. Трехчетвертная коринфская колоннада украшает и крылья здания, завершающиеся ризалитами. Вдоль всей стены фасада идет пояс декоративных рельефов, особенно вы разительных в тим па не фронтона и на фризе колоннады.

По сторонам главного корпуса поставлены боковые двухэтажные флигеля, связанные между собой высокой чугунной оградой простого рисунка. В центре ее расположены тройные ворота, четырехгранные пилоны которых увенчаны арматурой.

Садовый фасад дворца оформлен как грандиозная, широко развернутая двенадцатиколонная лоджия, опирающаяся на высокую рустованную аркаду. Он более целостен, уравновешен, чем главный фасад. К зданию ведет лестница, начинающаяся на открытой садовой террасе. По словам В. Я. Курбатова, «панорама средней просеки сада, густых древесных групп и величественного фасада несравненна, но, к сожалению, мало кому известна».

Планировка Михайловского дворца прежде отличалась строгой симметрией. По сторонам главного корпуса, вдоль Инженерной улицы, Росси поставил скромные по облику служебные флигеля.

В начале XX века архитектор В. Ф. Свиньин полностью перестроил правый, восточный флигель в связи с размещением в нем Этнографического музея. В результате флигель фактически превратился в самостоятельное здание с тяжеловесным порталом в центре. Тем самым дворцовый комплекс утратил прежнюю симметрию.

Значительной перестройке в 1896–1897 годах подверглись и залы дворца, который после смерти его последней владелицы — великой княгини Екатерины Михайловны — был куплен в казну. В здании открылся Императорский музей русского искусства Александра III. Из некогда роскошно отделанных внутренних помещений сохранились в первоначальном виде только некоторые залы.

Наиболее интересны по характеру оформления сохранившийся вестибюль и парадная лестница. Убранство вестибюля довольно скромно. Зато широкая лестница, разделенная на два марша, необыкновенно великолепна. На втором этаже ее с четырех сторон опоясывает галерея, украшенная пышной коринфской колоннадой. В промежутках между пилястрами, на уровне капителей, размещены скульптурные панно, образующие широкий фриз. Орнаментальную роспись плафона и сводов галереи исполнил Дж. Б. Скотти.

Вестибюль соединяется с Белоколонным залом, занимающим центр анфилады помещений, расположенной вдоль садового фасада здания. Прямоугольный в плане зал разделен на три части двумя парами коринфских колонн. Стены его украшены барельефами и живописными панно на сюжеты гомеровского эпоса. В зале сохранились исполненные по рисункам Росси лепные десюдепорты, мебель, торшеры и люстры. Изящным было и убранство дворцовой церкви Святого Михаила Архангела, к сожалению уничтоженное в 1920-х годах. В ее отделке участвовали живописцы Ф. П. Брюллов, А. Виги, Б. Медичи.

После 1917 года музей стал называться Государственным Русским музеем. Его собрание значительно увеличилось за счет конфискованных частных художественных коллекций, изъятия церковных ценностей и перераспределения музейных фондов. Огромную ценность представляют иконы работы Андрея Рублева, Дионисия, Симона Ушакова и других мастеров, изъятые из закрытых и уничтоженных храмов. Особенно богата коллекция искусства XVIII — первой половины XIX века, включающая произведения И. Н. Никитина, А. М. Матвеева, Ф. С. Рокотова, Д. Г. Левицкого, В. Л. Боровиковского, О. А. Кипренского, А. Г. Венецианова, К. П. Брюллова, А. А. Иванова, И. К. Айвазовского, П. А. Федотова, Ф. И. Шубина, М. И. Козловского, И. П. Мартоса.

Творчество мастеров второй половины XIX века представлено работами передвижников, прежде всего полотнами И. Н. Крамского, Н. Н. Ге, Г. Г. Мясоедова и В. Г. Перова, произведениями Ф. А. Бруни, И. И. Шишкина, А. К. Саврасова, И. Е. Репина, В. И. Сурикова. Хорошо представлены в музее полотна мастеров конца XIX — начала XX века, включая работы В. А. Серова, М. В. Нестерова, И. И. Левитана, К. А. Коровина, А. И. Куинджи, Н. А. Ярошенко, М. А. Врубеля, Н. К. Рериха, А. Н. Бенуа, Б. М. Кустодиева, М. В. Добужинского, Е. Е. Лансере. Богат раздел музея, посвященный творчеству художников середины XX века. В музейную экспозицию органично входят интерьеры Михайловского дворца, сохранившие первоначальное оформление.

В годы Великой Отечественной войны Михайловскому дворцу был нанесен значительный ущерб в результате артиллерийских обстрелов и авиационных бомбежек города. После восстановительных работ, закончившихся в 1946 году, расположенный в здании музей вновь открылся для обозрения. Ныне Русский музей — одно из крупнейших научно-художественных учреждений России.

Одновременно со строительством дворца был полностью реконструирован и Михайловский сад, расположенный к северу от него. Сад занимал часть территории третьего Летнего сада, устроенного в первой четверти XVIII века. В 1825 году сад был превращен в пейзажный по проекту архитекторов К. И. Росси, А. А. Менеласа и садового мастера Д. Буша. В саду вблизи Садовой улицы вырыли два пруда с протокой между ними (один из прудов позднее засыпали). На берегу Мойки в 1825 году по проекту Росси построили гранитную пристань и павильон с дорической сквозной колоннадой и полуротондой. Характерно, что зодчий поставил павильон не по главной оси дворца, а сдвинул его к восточному углу сада, через который проходит продольная ось Марсова поля. Тем самым павильон композиционно связал два ансамбля.

В единый ансамбль с дворцом входит ряд зданий, образующих Михайловскую площадь. В соответствии с замыслом Росси их отличает простота композиции и скупость декоративной обработки фасадов, благодаря чему еще более подчеркивается пышная торжественность дворца. Сдержанность архитектурного облика присуща не только жилым домам, но и сооружениям общественного назначения — Михайловскому театру, построенному в 1831–1833 годах архитектором А. П. Брюлловым, и зданию Дворянского собрания, возведенному в 1834–1839 годах архитектором П. Жако. Уже в годы первой мировой войны на углу Инженерной улицы и Екатерининского канала по проекту архитекторов Л. Н. Бенуа и С. О. Овсянникова был выстроен корпус, предназначавшийся для художественных выставок. В ансамбле Михайловского дворца он играет подчиненную роль. Главный фасад корпуса, украшенный колоннами ионического ордера, задуман и выполнен в духе русского классицизма.

После Великой Отечественной войны был перепланирован старинный сквер в центре площади, поперек которого проложили широкую аллею, открывшую вид на портик Михайловского дворца с Невского проспекта. В 1957 году в ансамбль площади органично вошел памятник А. С. Пушкину, созданный скульптором М. К. Аникушиным и архитектором В. А. Петровым.

Ансамбль Михайловского дворца принадлежит к числу лучших архитектурных комплексов Петербурга.

На протяжении первой трети XIX века в городе было построено немало зданий, которые с полным правом можно отнести к дворцовым сооружениям, хотя официально они так не назывались. Эти здания отличали не только высокий художественный уровень внешней и внутренней отделки, но и огромная градообразующая роль, которую они играли в системе общей застройки.

Именно таким был особняк графини А. Г. Лаваль на Английской набережной, рядом со зданием Сената. Прежде дом принадлежал графам Строгановым, для которых его коренным образом перестроил в 1790-х годах архитектор А. Н. Воронихин. В конце 1800-х годов по заказу новой владелицы, графини Лаваль, архитектор Ж. Тома де Томон полностью переделал дом внутри и снаружи. Главный фасад, выходящий на набережную, он оформил колоннадой из десяти ионических трехчетвертных колонн, завершив ее ступенчатым аттиком. Узкие боковые крылья украсили невысокие треугольные фронтоны-сандрики.

Выразительностью декоративной отделки были отмечены и интерьеры здания. До сих пор не утратили прежней нарядности оформления вестибюля и парадная лестница, решенная в виде ротонды. Частично сохранил отделку Большой зал, декорированный колоннами и перекрытый зеркальным сводом с полихромной росписью, исполненной Б. Медичи и С. А. Бессоновым.

Дом Лаваль пользовался известностью в Петербурге. Здесь в начале XIX века жил декабрист С. П. Трубецкой, женатый на дочери владельца особняка. У него собирались будущие участники восстания на Сенатской площади. В 1820-х годах в литературном салоне графини Лаваль бывали А. С. Грибоедов, П. А. Вяземский, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, Н. И. Гнедич, А. Мицкевич и другие писатели и поэты. Здесь 16 мая 1828 года А. С. Пушкин читал трагедию «Борис Годунов». 16 февраля 1840 года на балу у Лавалей возникла ссора М. Ю. Лермонтова с Э. Барантом, закончившаяся дуэлью и высылкой поэта из Петербурга.

Ныне в здании размещаются различные архивные учреждения.

К зданиям дворцового характера принадлежал дом графа Н. П. Румянцева, сына фельдмаршала П. А. Румянцева, также расположенный на Английской набережной. Он был перестроен из старого дома архитектором В. А. Глинкой в 1826–1827 годах. Фасад здания украшен мощным двенад-цатиколонным коринфским портиком, поднятым на рустованный цоколь и увенчанным треугольным фронтоном. Помещенный в тимпане фронтона горельеф «Аполлон на Парнасе» изваял скульптор И. П. Мартос.

В здании в 1831–1861 годах находился «Румянцевский музей», имевший богатые художественные коллекции и библиотеку. Позднее он был переведен в Москву. В 1880-х годах значительная часть помещений подверглась переделке. В настоящее время в залах главного корпуса развернута экспозиция Музея истории Петербурга.

дом князя А. Я. Лобанова-Ростовского.

Монументальным сооружением, построенным в формах ампира, стал дом князя А. Я. Лобанова-Ростовского. Его возвел в 1817–1820 годах архитектор О. Монферран, получивший известность прежде всего как строитель Исаакиевского собора. Треугольная планировка здания была определена участком, на котором он расположен. Главный фасад, обращенный к Адмиралтейству, подчеркнут торжественным восьмиколонным коринфским портиком, поставленным на аркаду первого этажа. Парадный вход стерегут белые мраморные львы, созданные в Италии в мастерской П. Трискорни. Они были воспеты А. С. Пушкиным в поэме «Медный всадник»:

С подъятой лапой, как живые,
Стоят два льва сторожевые…

Фасад здания, обращенный к Исаакиевской площади, также отмечен портиком. Сохранилась отделка некоторых внутренних помещений, задуманная Монферраном. Особенно эффектно выглядят вестибюль, разделенный двумя рядами дорических колонн, и парадная лестница, декорированная пилястрами коринфского ордера. Во второй половине XIX — начале XX века здание принадлежало Военному ведомству.

Нарядное здание появилось на северной стороне Невского проспекта (ныне дом 86), за Фонтанкой, где еще в конце XVIII века был возведен большой каменный усадебный дом. В 1820-х годах архитектор М. А. Овсянников украсил его главный фасад шестиколонным ионическим портиком, высоко поднятым над нижними этажами. Построенные за ним флигеля образовали замкнутый внутренний двор. В 1835 году архитектор Г. Фоссати декорировал фасад лепными рельефами, изменил планировку и оформление помещений. Одновременно он повысил боковые крылья главного корпуса, подведя их под один с ним карниз. Отделку того времени частично сохранили стены и перекрытия Большого зала в бельэтаже здания.

В 1860-х годах здесь жил М. А. Балакирев, у которого часто встречались композиторы «Могучей кучки» М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков, А. П. Бородин, Ц. А. Кюи, критик В. В. Стасов. Много лет часть помещений занимал Концертный зал Бенардаки. В конце XIX века здание принадлежало княгине Юсуповой. Современники считали его одним из самых торжественных домов восточной части Невского проспекта.

По сравнению с этими монументальными зданиями внешне ничем не примечателен бывший дом Кочневой, построенный в 1805–1808 годах архитектором Л. Руска на правом берегу Фонтанки (ныне дом 41), между Аничковым мостом и мостом Ломоносова. Его безордерный фасад прост и скромен, ничем не обращает на себя внимания. Большая ценность здания определяется высоким уровнем внутренней отделки, исполненной лучшими скульпторами и художниками начала XIX века. Плафоны и живописные панно на стенах лестницы принадлежат кисти Дж. Б. Скотти. Скульптурный фриз на мифологические темы в Большом зале изваян И. И. Теребеневым. Десюдепорты выполнены скульптором М. П. Александровым-Уважным. Именно поэтому дом Кочневой стоит в ряду лучших памятников архитектуры Петербурга начала XIX века.

В истории русского зодчества эпоха классицизма заняла особое место. Она стала временем создания великих архитектурных ансамблей в Петербурге и его окрестностях. Обширные дворцовые комплексы, соединившие парадные здания, служебные постройки и пейзажные парки, совершенно преобразили облик северной столицы России, сыграли решающую роль в формировании характера застройки различных районов города. Они служили теми композиционными центрами, вокруг которых возникали новые площади и улицы, вырастали целые кварталы, выдержанные в едином стилевом ключе. В большинстве случаев дворцовые сооружения были органически связаны друг с другом, доминировали в панорамах набережных Невы и ее рукавов. В основном в этот период завершилось сложение классического архитектурного образа Петербурга, что дало право считать его одним из красивейших городов мира.

Лучше всех почувствовал красоту города А. С. Пушкин, написавший в 1833 году:

Прошло сто лет, и юный град,
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат
Вознесся пышно, горделиво.

Искусство городского ансамбля, расцветшее в конце XVIII — начале XIX века, оказалось непревзойденным.

© 2001 - 2016