На главную Rambler's Top100

Сентябрь 2007 г.

РАССКАЖИ МНЕ О СЕБЕ

Мы — вместе! Мы — друзья!

Пресс-клуб

В этот год, объявленный Правительством Санкт-Петербурга Годом толерантности, журнал «Костер» совместно с СПб ГУ «Санкт-Петербургский Дом национальностей» проводит конкурс «Расскажи мне о себе. Мы — вместе! Мы — друзья!» (конкурс на лучшую заметку, очерк, репортаж, интервью). Напишите нам о своих друзьях, ребятах разной национальности, о том, мы получаем друг от друга при общении, чему учимся, чему удивляемся. Давайте строить мир добра и света вместе!

Летом я была в оздоровительном лагере, и там были два ди-джея — грузины. Одного звали Гега, другого — Давид. Они были открыты и активны, любили со всеми общаться. Но Гега всегда задирался и хотел подраться с кем-нибудь, а Давид наоборот-всегда заступался. Один раз Гега ругался с мальчиком, и вдруг Давид заступился за русского мальчика, так как тот был прав. Мне очень понравилось, что Давид повел себя так. Он не принимал во внимание национальность. Я бы поступила так же.

Вероника Щипакова, 16 лет, Санкт-Петербург

У меня дома были проблемы с матерью, я ушла из дома и жила у лучшей подруги — одноклассницы Маши, которая по национальности узбечка, но живет всю жизнь в России. Живет она в коммунальной квартире, а русских соседей у нее нет. С соседями я ладила очень хорошо, особенно с одним молодым человеком — Темирланом. Он казах мусульманской веры. Дело происходило зимой, было холодно, и я болела. В доме ходила с шарфом. Однажды Темирлан попросил отдать ему шарф, я отдала, после чего он мне сказал: «Теперь ты обязана выйти за меня замуж». Я была очень удивлена сказанным. Оказывается, у мусульман, если девушка отдает свой шарф или платок, это означает, что она отдает свою руку и сердце. После этого он предлагал отвезти меня к себе на родину, познакомить с родителями, а также хотел предложить калым (выкуп) за меня родителям. Я вернулась домой и больше с ним не виделась.

Ксения Гоголева, 16 лет, Санкт-Петербург

Как-то мы с друзьями ехали в метро и ради прикола болтали на своем особом тарабарском языке. Старушка, которая сидела напротив, долго нас разглядывала и прислушивалась к нашей болтовне с недовольным лицом. Ее просто плющило и перекашивало. Тут подошла ее остановка, бабушка встала, направилась к дверям и вдруг начала лупить нас по головам своим зонтиком! При этом она со злостью приговаривала: «Вот ведь чучмеки понаехали!!!» Откуда в пожилых людях столько агрессии?! Ведь бабушки по определению должны быть добрыми, милыми, заботливыми. Или нам попалась «неправильная» бабушка?

Артем Спиваков, 14 лет, Санкт-Петербург
В магазине

Я хочу стать журналистом, поэтому внимательно смотрю новости и слежу за публикациями в прессе. Тему толерантности считаю на сегодняшний день одной из самых важных. Недавно провела опрос по Интернету среди друзей, что они слышали об уникальной программе «Толерантность», которая была год назад разработана у нас в городе и рассчитана на ближайшие пять лет. Представляете, почти половина моих респондентов ничего об этом не слышала! А ведь идея сама по себе хорошая: программа должна помочь петербуржцам разных национальностей стать ближе друг к другу, научить нас уважительно относиться к другим культурам. Это же общечеловеческие принципы, и я считаю, что каждый из нас должен помогать им осуществиться на деле. Я, например, занимаюсь этой темой, делаю информационные сообщения на классных часах. В сентябре собираюсь рассказать одноклассникам о семинаре «Мультикультурный Санкт-Петербург: реальность или иллюзия?», который организовал «Молодежный Информационный Центр». Слышали про такой? А он, между прочим, активно работает с питерской молодежью уже семь лет, награжден призом «Большая медведица» и премией имени Екатерины Дашковой за вклад в воспитание молодежи. В семинаре, который Центр провел совместно с Комитетом по молодежной политике Санкт-Петербурга, принимали участие лидеры молодежных общественных объединений. Ребята не просто слушали доклады о межкультурном воспитании, но и работали в дискуссионных группах, набирались опыта. Это полезное дело, теперь они расскажут о том, что узнали в своих организациях, а их команды поделятся знаниями с другими подростками — по цепочке. По-моему, очень действенный способ стать дружелюбнее и терпимее. А я сейчас читаю книгу «Социальная психология толерантности», которую написала доцент Невского института языка и культуры Галина Бардиер. Ее доклад о ценностях толерантности был признан на семинаре самым лучшим. И книга, несмотря на серьезное название, тоже интересная. Так что научиться чему-то хорошему можно даже в каникулы!

Настя Игнатьева, 15 лет, Санкт-Петербург
Бегом от машины

Весной я познакомился с норвежскими детьми: Малин, Йонансом, Петером, Томми, Изабелль. Почему-то у меня не было с ними конфликтов. Наверное, потому, что их характеры такие же, как у меня. Они увлекаются тем же, только слушают рэп, а не панк-рок. Я, конечно же, дал им аудиокассеты «Сектора Газа», и им понравилось. Я могу подружиться только с тем, с кем хочу.

Денис Стопин, 15 лет, Санкт-Петербург

Когда я приехала в Петербург, я совсем не говорила по-русски. Однажды мама попросила меня сходить в магазин (не помню, что надо было купить). Я пришла в магазин и попросила у продавщицы то, что хотела купить. Она поняла, что я не русская, и агрессивно мне говорит: «Девушка, а что Вы, не русская? Идите русский сначала поучите, а потом приходите». А что, если я не русская? Я ведь тоже человек. Мне было больно.

Виктория Чачуа, 13 лет, Санкт-Петербург





Художник А. Джигирей   

Страничка художника







© 2001 - 2017