На главную Rambler's Top100
Ноябрь-декабрь 2014 г.


НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2014 года

Герои неземных стихий

Герои неземных стихий
Капитан «Геркулеса»


Руал Амундсен и Александр Кучин

Осенью 1909 года, когда норвежский путешественник Руал Амундсен на корабле «Фрам» собирался в экспедицию к Северному полюсу, пришла весть, что полюс уже открыт американцем Робертом Пири. И тогда Амундсен, как он писал, «решил переменить фронт».

Восемнадцать и один

Задуманное он держал в глубокой тайне. «Фрам» покинул берега Норвегии в августе 1910 года. На борту его находилось девятнадцать человек — восемнадцать норвежцев и один русский — Александр Степанович Кучин.

В то время ему шел двадцать второй год. Родился он на берегах Белого моря. Дед его и отец были моряками — поморами. Он с отличием окончил Архангельское мореходное училище и уехал в Норвегию. В Бергене Кучин познакомился с океанографом Хелландом-Хансеном, и этот известный ученый пригласил русского моряка на свою биологическую станцию.

Кучин давно интересовался океанографией, наукой о морях и океанах. Его учителю оставалось только удивляться любознательности и трудолюбию ученика из России. Когда стало известно, что Руал Амундсен готовится к экспедиции к Северному полюсу и ему нужен океанограф, Хелланд-Хансен без колебаний порекомендовал знаменитому путешественнику взять на корабль именно Кучина.

Тайна Амундсена

Три недели спустя «Фрам» находился уже далеко от Норвегии, в просторах Атлантического океана. Первой остановкой стал остров Мадейра. Жарким вечером 9 сентября начали готовиться к подъему якоря. И в эти минуты Амундсен вдруг вызвал всех на палубу.

— Я собрал вас, — начал он, — чтобы объявить важную новость. План экспедиции изменен. Мы не пойдем к Северному полюсу. Цель наша — полюс Южный. Такая же цель у английской экспедиции, возглавляемой капитаном Скоттом. Она уже в пути. Нам придется состязаться с англичанами. Именно это обстоятельство заставило меня молчать. Я спрашиваю каждого: согласен ли он идти со мной?

Нужно ли говорить, что все, в том числе и Кучин, с радостью согласились.

Участников экспедиции предполагалось разделить на две почти равные партии: морскую и береговую. Задачей первой было после разгрузки увести «Фрам» в Аргентину, в Буэнос-Айрес, чтобы на следующий год вернуться к берегам Антарктиды и забрать полярников.

Исследователь морей

В дневнике Александр Степанович писал: «Все больше и больше хочется попасть в береговую партию, но, вероятно, не удастся. Плохо быть океанографом в подобных случаях».

«Фрам» у берегов Антарктиды

И ему действительно пришлось остаться на «Фраме» вместе с другими девятью членами морской партии. «Завтра снова уходим в море, — отмечал Кучин в дневнике. — Предстоит научная работа — моя любимая. Может быть, ради нее я и отправился в экспедицию».

Когда «Фрам» возвратился к берегам Антарктиды, Амундсен и четыре его спутника уже благополучно вернулись с Южного полюса. Кучина на корабле не было. Выполнив свою научную работу, он из Аргентины уехал на родину.

Корреспонденту одной из газет он говорил о своих планах: «В России думаю быть к Рождеству. Надеюсь устроиться в какую-нибудь русскую научную экспедицию». И такой случай скоро ему представился.

«Иду на восток»

В апреле 1912 года в Архангельске Кучин встретился с известным полярным исследователем Владимиром Александровичем Русановым. В ту весну Русанов готовился к путешествию на остров Шпицберген. Ему требовался капитан. Лучшего капитана, чем Кучин, трудно было найти.

«Все готово к отъезду, — писал Русанов матери, — все хорошо подготовлено, нас — четырнадцать. Если до ноября не возвращусь, значит, мы зимуем во льдах. Будьте покойны за нас». 26 июня 1912 года моторно-парусная шхуна «Геркулес» русановской экспедиции вышла в море.

В. А. Русанов (у фотоаппарата) на Новой Земле

Полтора месяца продолжались исследования на Шпицбергене. В середине августа Русанов отправил в Петербург телеграмму с загадочными словами: «Иду на восток». По-видимому, он собирался пройти Северным морским путем с запада на восток.

Последняя, такая же короткая, телеграмма от Русанова пришла с Новой Земли. Больше никаких вестей с «Геркулеса» не поступало. Судно и люди исчезли во льдах.

Острова Кучина

Более двадцати лет никто ничего не знал о пропавшей экспедиции. Но вот летом 1934 года на одном из безымянных островов у западного Таймыра топограф А. П. Гусев обнаружил двухметровый столб с вырезанной надписью «Геркулес 1913 г.». Рядом валялись поломанные нарты и металлическая крышка от патронного ящика.

Прошло около месяца, и на другом острове, в ста километрах от первого, были найдены смерзшиеся клочки одежды, испорченный непогодой фотоаппарат, компас, часть дробового ружья, а главное, документы двух матросов, участников злополучной экспедиции.

Поиски велись и позже. К найденным предметам добавились новые. Увы, эти находки позволяли лишь строить разные предположения, но тайны гибели экспедиции Русанова они так и не раскрыли.

Потомки не забыли мужественных первопроходцев. Не забыт и Александр Кучин. В далекой Антарктиде его именем назван ледник и горный пик. В Арктике, на Новой Земле, есть мыс Кучина, а близ Таймыра и в архипелаге Земли Франца Иосифа — острова, носящие имя отважного капитана «Геркулеса».

Коллаж художника Елены Эргардт




Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника








© 2001 - 2017