На главную Rambler's Top100
АПРЕЛЬ 2010 г.
АПРЕЛЬ 2010 года

Герои неземных стихий

Герои неземных стихий Помните, у вас есть смена

Наверное, ни одному большому ученому дети не писали так много и охотно, как К. Э. Циолковскому. В Калугу, где жил Циолковский, приходили письма со всех концов нашей страны. Ребята обращались к ученому с вопросами, просили объяснить непонятное, посоветовать. Эти письма сохранились, и мы можем их прочесть.

«БУДУ РАСПРОСТРАНЯТЬ ВАШИ МЫСЛИ»

Дом К. Э. Циолковского в Калуге. Ныне это музей ученого

Двенадцатилетний ленинградец Андрюша Островский за тридцать лет до полета Юрия Гагарина писал ученому: «Глубокоуважаемый Константин Эдуардович, у нас ребята думают, что на планеты возможно отправить ракету без людей, но с людьми отправить ракету нельзя. По-ихнему, никто никогда не согласится лететь в огненном снаряде в пустоте с чудовищной скоростью.

Циалковский

Я же думаю, что воду запасти можно, углекислоту поташом поглощать можно. Обогревать ракету будут Солнце и электричество. Для еды консервы взять можно. Места в ракете для всего хватит.

Если разрешите, сделаю о Вас и Ваших работах доклад в школе. Буду распространять Ваши мысли. Вы — смелый пионер звездоплавания, помните, что у Вас есть смена, и она осуществит Ваши великие идеи: завоюет мировое пространство».

Конечно, Циолковский ответил Андрюше (об этом он сделал пометку на конверте Андрюшиного письма), послал ему несколько своих научных работ, и в частности брошюру «Звездоплавателям».

Юный техник из Ленинграда Филипп Щерба обратился к Циолковскому с просьбой рассказать, в каких условиях приходилось ему работать в дореволюционное время: «Ребятам это будет очень интересно».

До полетов в космос было еще очень, очень далеко. Ракеты, небольшие, беспилотные, поднимались на высоту всего нескольких километров. А ребята уже мечтали о далеких космических путешествиях и по-своему готовились к ним.

Костя Циолковский — будущий ученый в возрасте 6-7 лет

ЮНЫЕ РАКЕТОСТРОИТЕЛИ

Школьники из города Горького решили не терять времени, не ждать, а самим создавать космические ракеты. «Решили заниматься звездоплаванием, — писали они в Калугу. — Материалы у нас имеются, но мы не знаем, как ракеты строить. Еще нет у нас взрывчатых веществ, и мы не умеем их приготовлять. Поэтому просим Вас прислать нам руководство по постройке космических ракет и по приготовлению взрывчатых веществ».

Вася Сомов, школьник из Челябинска, ракету изготовил, но встретил трудности и обратился к ученому за разъяснениями. Он писал: «Добрый день, Константин Эдуардович Циолковский. Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Я сделал металлическую ракету длиной пятьдесят сантиметров, но не знаю, как ее запускать, какими взрывчатыми веществами. Я думаю, что порохом ее пускать нельзя, и при этом она не будет развивать такую скорость, которую нужно на преодоление земного тяготения. Я Вас прошу от всех сил, чтобы Вы написали мне, как это сделать».

К.Э. Циалковский и его внук Володя Кисилев

Разве мог не ответить Циолковский на такую горячую просьбу? Он посылает Васе свою работу «Космическая ракета. Опытная подготовка».

Через некоторое время от Васи Сомова пришло второе письмо. «Я получил Вашу книгу, — сообщал он. — Еще не читал, потому что у нас сейчас в школе проводятся контрольные работы и у меня не хватает времени. Буду ее читать в каникулы. Как прочту, попробую пустить свою ракету».

«РАКЕТНЫЙ ПОЕЗД»

Школьники из далекого поселка прочитали книгу о межпланетных путешествиях. «В этой книге, — пишут они, — Ваш проект описан недостаточно подробно. Если вы не держите этот проект в тайне, пришлите, пожалуйста, нам подробное описание Вашей ракеты».

Ребята с «конструкторской жилкой» предлагали свои собственные проекты. «Придумал кипятильник для ракеты», — сообщил Циолковскому Владик Любошевский. Другой юный конструктор В. Проценко (имени своего он не указал) изобрел кое-что посерьезнее — составную ракету. «Я подумал, — пишет он ученому, — почему не соединить Ваши ракеты? В средней, маленькой, могут помещаться люди с воздухом, продовольствием, водой и приборами. Крайние большие будут двигать всю соединенную ракету».

В то время некоторые ребята не понимали, как ракета может лететь в пустоте. Володя Ловля из Твери пишет, что прочитал статью Циолковского о полете ракеты в межпланетном пространстве. «Но вот здесь я и не понимаю, от чего она будет отталкиваться?» А двух друзей из Донбасса (в письме они подписались: «Ваши последователи») заинтересовал «ракетный поезд», многоступенчатая ракета.

Внук ученого Вениамин Костин с моделью дирижабля своего деда

КОНСТРУКТОР ПЛАНЕТОХОДА

Пятиклассник из Свердловска Володя Россов (в письме он называет себя солидно, по-взрослому, Владимиром Владимировичем) задал ученому несколько вопросов, а в заключение написал: «Хочу быть звездоплавателем или, по крайней мере, астрономом».

Много лет назад в одной газете автор этих строк рассказал о письме к Циолковскому ленинградского школьника Бори Михлина. В 1935 году этот школьник писал основоположнику звездоплавания, что занят проектом аппарата для путешествий по другим планетам. И вдруг я получаю письмо.

Писал мне тот самый Боря, вернее, теперь уже Борис Захарович Михлин: «Я со своим младшим братом Гришей занимался в кружке юных техников при Василеостровском Доме культуры. Строили разные модели. Я мечтал построить планетоход, а кроме того, меня интересовал цельнометаллический дирижабль Циолковского. Решил написать ученому. Он мне очень скоро ответил. Прислал свои книжки».

Борис Захарович стал инженером, кандидатом технических наук. Много лет работал в авиации. Создавал сложнейшие авиационные приборы и сам их испытывал в полете.

Циолковский верил, что новое поколение легче воспримет его идеи и в конце концов осуществит все его проекты. «На них, — писал Константин Эдуардович о юных летателях, — я возлагаю самые смелые надежды».




Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2016