На главную Rambler's Top100

Август 2007 г.

Клуб полководец

Здравствуйте, юные полководцы, читатели «Костра»! Восьмое «заседание» Клуба «Полководец» объявляется открытым.

Н. Н. Раевский (1771-1829)

В сентябре этого года исполняется 195 лет со дня знаменитой Бородинской битвы, в которой русская армия под командованием Михаила Илларионовича Кутузова устояла перед атаками армии французского императора Наполеона — полководца, к тому времени одержавшего много больших побед и покорившего почти всю Европу. В сражении 7 сентября 1812 года наполеоновская армия, по образному выражению одного из его участников, генерала Алексея Петровича Ермолова, «разбилась о русскую армию»: она не только понесла огромные потери, но и, самое главное, ослабла морально — потеряла уверенность в своем превосходстве над русской армией.

Бородинское сражение не зря называют битвой: с обеих сторон в нем участвовало более 250 тысяч человек и до 1200 орудий, оно началось в 6 часов утра и затихло только с наступлением вечерних сумерек, за эти 12 часов страшного боя обе армии потеряли убитыми и ранеными около 70 тысяч человек (то есть каждого четвертого солдата!). Столь грандиозных и кровопролитных столкновений враждующих армий не было в военной истории ни до этого, ни много лет после Бородина — только лет через 50 после него в европейских войнах стали происходить столь же значительные по масштабам сражения.

Основные события Бородинской битвы разворачивались на левом фланге русской армии, где командовал знаменитый генерал Петр Иванович Багратион, и в центре — вокруг так называемой Курганной высоты — самой значительной возвышенности на поле боя, с которой можно было хорошо видеть на большое расстояние и далеко стрелять из орудий. На это пространство протяженностью всего 4 километра — очень маленькое для такой массы войск! — Наполеон бросил свои основные силы. И уже через 2-3 часа после начала сражения выстрелы сотен русских и французских орудий слились в непрерывный грохот, а все это пространство окуталось почти сплошной пеленой порохового дыма.

П. И. Багратион (1769-1812)

Как же в таких условиях военачальники руководили своими войсками, управляли ходом боя?

В сражениях той эпохи все генералы были верхом на конях и находились рядом с подчиненными им войсками. Все необходимые распоряжения они отдавали или сами, подъезжая к командирам полков и батальонов, или передавая их через своих адъютантов. Но не меньшее, чем эти распоряжения, значение имело и то, как вел себя генерал в боевой обстановке. Если он мужественно, хладнокровно, не боясь смерти, стоял под неприятельским огнем, спокойно и уверенно отдавал распоряжения, солдаты, видя такое поведение своего начальника, сами становились более уверенными и храбрыми.

Одним из русских генералов, которых никогда не покидала выдержка даже в самые трудные минуты боя, был Николай Николаевич Раевский. Его современники свидетельствуют: он «никогда не суетился в своих распоряжениях, в самом пылу сражения отдавал приказания спокойно, толково, ясно», при этом «всегда расспрашивал исполнителя, так ли понято его приказание, и если находил, что оно недостаточно понято, повторял его». В начале Бородинского сражения войска Раевского обороняли Курганную высоту. Они были расположены Раевским позади этой возвышенности, чтобы не нести потерь от неприятельской артиллерии, а сам генерал находился на высоте, наблюдая за действиями наполеоновских войск. Когда стало ясно, что скоро последует их атака, он приготовил свои войска к ее отражению и оставался на возвышенности до последней минуты — только когда неприятельские солдаты ворвались на нее, он ускакал назад, а его войска, выполняя полученные ранее приказания, бросились в контратаку и выбили французов с высоты.

А. А. Тучков (1777-1812)

Есть много свидетельств того, какую огромную роль играло личное присутствие военачальника среди своих войск. Самое яркое из них связано с именем генерала Багратиона. Это был один из самых любимых солдатами военачальников; они буквально боготворили его. Со времен Итальянского похода Суворова 1799 года за Багратионом прочно закрепилась слава генерала победоносного в наступлении и непоколебимого в обороне. И в Бородинском сражении войска, которыми командовал Багратион, стойко выдерживали огонь французской артиллерии и успешно отражали натиск многочисленных неприятельских войск, несмотря на огромные потери и усталость. Но около 9 часов утра прославленный военачальник получил тяжелую рану — осколок снаряда вонзился ему в левую ногу и раздробил кость. Стремясь скрыть от подчиненных свое ранение, генерал, превозмогая страшную боль, продолжал оставаться в седле. Но через несколько минут потерял сознание и стал падать с лошади… «В мгновение ока пронесся слух о его смерти, и войска невозможно удержать от замешательства. … одно общее чувство — отчаяние!», — так вспоминал об этих критических минутах боя генерал Ермолов, человек, который по решительности и личной храбрости нимало не уступал Багратиону. Лишившись своего любимого начальника, его солдаты стали отступать. И лишь ценой огромных усилий других генералов и благодаря твердости войск, присланных на помощь, в павших духом отступающих удалось вдохнуть новые силы для продолжения сопротивления противнику.

М. С. Воронцов (1782-1856)

В особенно важные моменты сражений того времени, когда требовались немедленные решительные действия, генералы сами вели войска в атаку, рискуя, а нередко и жертвуя, собственной жизнью. Так, в Бородинском сражении около 8 часов утра, во время второго большого натиска на левый русский фланг, французы захватили одно из укреплений, которые обороняли войска генерала Михаила Семеновича Воронцова. Чтобы не дать противнику время закрепиться, Воронцов с частью своего отряда немедленно бросается в контратаку, но получает рану пулей в ногу, и атака не удается. А еще примерно через час у тех же укреплений свой бессмертный подвиг совершает Александр Алексеевич Тучков — один из самых молодых русских генералов в 1812 году. Его войска, шедшие на помощь отступавшим солдатам Багратиона, попали под страшный огонь французской артиллерии и остановились, несмотря на все команды «вперед!». И тогда 35-летний генерал взял знамя одного из полков и пошел один, но сделав лишь несколько шагов, пал, сраженный неприятельскими снарядами.

Французские генералы в Бородинском сражении также не щадили себя для достижения победы. Уже всего через час после начала боя было ранено 4 генерала, командовавших войсками, наступавшими на левый фланг русской армии. А во время последней большой атаки на Курганную высоту около 3 часов дня героически погиб генерал Огюст Коленкур. Он вел большой отряд французской конницы в обход высоты, вместе с ней прорвался сквозь огонь русской пехоты в тыл возвышенности и пал, когда уже был на ее склоне. Перед атакой он обещал Наполеону, что будет на высоте живым или мертвым. На следующий день после сражения он был похоронен на ее вершине. Через 8 дней ему должно было исполниться 35 лет… А всего в Бородинской битве наполеоновская армия потеряла убитыми и ранеными 50 генералов.

«Генералы 12-го года» стали бессмертным символом русского воинского духа. Их мужественные и прекрасные лица скоро уже как 200 лет смотрят на нас с портретов в Военной галерее Эрмитажа.

"Смерь генерала Коленкура". Литография



Ж.Л. Жмодиков
сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи

Страничка автора



© 2001 - 2017