На главную Rambler's Top100
Январь 2017 г.


ЯНВАРЬ 2017 года



Премьера книги

Алексей ЛИСАЧЕНКО

ЕСЛИ БЫ...

ЕСЛИ БЫ НА ЛУНУ ХОДИЛ ТРАМВАЙ



Трамвай до Луны


Если бы на Луну ходил трамвай, у него бы не было номера. Вместо номера была бы буква «Л». Он приезжал бы на нашу остановку, и все сразу понимали бы: это трамвай до Луны.

До Луны были бы рельсы — блестящие и легкие. Потому что тяжелые в небе не удержатся. От перекрестка они уходили бы сразу вверх, и там был бы отдельный маленький светофор. А на шпалах любили бы отдыхать птицы.

Вагоновожатые носили бы красивые белые скафандры. Ведь без скафандра неудобно выходить из кабины в космос, чтобы прогнать с пути какую-нибудь комету. Или перевести стрелку.

Кондукторами были бы стюардессы. Красивые, как в самолете. И сиденья были бы как в самолете — мягкие и со столиками.

Но самое главное — в трамвае «Л» детям разрешали бы кататься бесплатно. И даже без родителей. Не то что в обоих «М» — красном до Марса и желтом — до Меркурия. Их специально пришлось бы красить в разные цвета, чтобы никто не перепутал. Или в «В» — до Венеры.

А еще были бы «Ю» — до Юпитера, «С» — до Сатурна, «Ура!» — до Урана, «Н» — на Нептун и, наверное, «П» — на Плутон. С остановками на астероидах.

Только к другим звездам на трамвае все равно было бы не доехать. Потому что туда ходила бы электричка.

ЕСЛИ БЫ У НАШЕГО ДОМА БЫЛИ НОГИ



Дом с ногами


Если бы у нашего дома были ноги, он бы научился ходить. Потому что это глупо — иметь ноги и не пользоваться ими.

Ног было бы много. Наверное, сорок. Потому что наш дом — многоэтажный. Большой и длинный. И тяжелый. Поэтому ноги были бы очень сильные.

Конечно, пришлось бы покупать им ботинки. И, наверное, штаны. А зимой — валенки. Потому что зимы у нас холодные.

Зато можно было бы научить дом кататься на лыжах.

В выходные, если погода хорошая, мы бы всем домом ездили за город. Или ходили бы? В общем, дом бы шел, а мы бы в нем ехали. На шашлыки. Или на рыбалку. А летом — вообще к морю.

Весь год ноги тренировались бы, чтобы стать крепкими и дойти до моря. Потому что оно далеко. Ранним утром, когда встает солнце и поют птицы, ноги бегали бы по парку. Вместе с домом. Очень аккуратно, на цыпочках, чтобы никого не потревожить. А люди в квартирах открывали бы форточки, чтобы послушать птиц.

В плохую погоду детям не нужно было бы идти в школу. Потому что дом сам подходил бы к школе. Он тихонько опускался бы прямо у входа, чтобы детям было удобно, и ждал бы их с уроков.

А бабушки сидели бы у подъездов на лавочках и вязали бы дому большие теплые носки. На каждую ногу.

ЕСЛИ БЫ ЛЮДИ ПРОИЗОШЛИ ОТ ЧЕРЕПАХИ



Панцирь


Если бы люди произошли от черепахи, у меня был бы панцирь. В нем можно было бы прятаться и играть в планшет, чтобы мама не видела. Или читать, если сделать там лампочку. И с горки кататься без всяких санок.

А еще люди бы жили по триста лет. Потому что черепахи живут долго. И все ходили бы в гости к своим прапрабабушкам. Или плавали бы, потому что есть разные черепахи. Есть сухопутные, а есть морские. Поэтому в океане тоже были бы города — с домами, театрами и детскими садиками.

День вылупливания

Только парикмахерских бы не было: черепахи ведь все лысые. Зато на каждом углу были бы раскрасочные. И модницы каждый день бегали бы в раскрасочные за новым узором на панцирь.

Никто бы не дрался, даже мальчишки. Потому что слабый сразу прятался бы в панцирь, запирал за собой дверь и всем отвечал, что его нет дома. И войны бы никогда не было.

А в автобусах не было бы кресел. Совсем никаких. И в трамваях тоже. Были бы полочки для лежания. В три этажа, чтобы больше народу помещалось. Каждый пассажир — в собственном домике. И если кто-то случайно забыл про свою остановку, кондуктор вежливо стучался бы ему в панцирь.

И конечно, если бы люди произошли от черепахи, ни у кого не было бы дня рождения. Был бы день вылупления. Потому что черепахи откладывают яйца.

ЕСЛИ БЫ СНЕГ БЫЛ ЦВЕТНЫМ



Разноцветный снеговик


Если бы снег был цветным, играть в снежки было бы еще веселее. И лепить снеговиков — тоже. Они бы получались разноцветные. Как радуга.

Потому что один день снег бы шел красный. Другой день — оранжевый. Третий — желтый. Потом зеленый, голубой, синий и фиолетовый. А по праздникам — персиковый или клубничный. И все сугробы были бы слоистые, как бабушкин торт.

Тетенька в телевизоре, которая рассказывает про погоду, обязательно объявляла бы: завтра ожидается синий снег в зеленую крапинку. И все другие тетеньки тут же бежали бы в магазин покупать новые пальто под цвет завтрашнего снега. Потому что такая была бы мода.

Люди бы радовались, а белые медведи на Северном полюсе огорчались бы. Потому что они белые. И на разноцветном снегу их сразу видели бы нерпы. И удирали бы в воду. А медведи бы шли спать голодные, не поохотившись.

И они перестали бы охотиться на нерп. И начали бы есть снег. Потому что он стал бы как мороженое. С разными вкусами. Наверное, белым медведям понравился бы апельсиновый. Ведь на Северном полюсе апельсины не растут, и медведи никогда их не пробовали.

А тетенька в телевизоре, которая рассказывает про погоду, говорила бы: завтра ожидается малиновый снег с маленькими вишневыми градинками. И нечаянно облизывалась бы.

ЕСЛИ БЫ КЕНТАВРЫ БЫЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ



Кентавр с подарками


Если бы кентавры были на самом деле, у нас в городе их было бы множество. И во всех домах строили бы для них специальные дорожки с этажа на этаж. Потому что у кентавров только голова человеческая и тело с руками, а в остальном они как лошади. С копытами. И им трудно ходить по лестницам.

В школах были бы особые парты для маленьких кентавров. И в кино были бы стоячие места, чтобы им было удобно. А в автобусах бы не было. Потому что кентавры любили бы скакать сами. Быстро-быстро. И люди просили бы их прокатить. Или подвезти. И кентавры бы соглашались. Или не соглашались бы, если попросить не очень вежливо. И в автобусах бы ездили только те, кто не нашел попутного кентавра.

В магазинах продавались бы костюмы для кентавров. С галстуками и без галстуков. И у брюк было бы по четыре штанины. А у манекенов в витринах — по четыре ноги.

В рекламе показывали бы шампунь для хвоста. И модные подковы.

Девочки-кентавры лучше всех прыгали бы через скакалку.

А на Олимпийских играх обязательно были бы скачки. И мой друг Славик был бы кентавр и выигрывал бы все соревнования. Потому что любит скакать и быстрее всех бегает.

Но самое главное — Дед Мороз тоже был бы кентавром. Обязательно! Потому что на кентавра можно нагрузить очень, очень, очень много подарков!

ЕСЛИ БЫ У РЫБОК В АКВАРИУМЕ БЫЛ ТЕЛЕСКОП



Телескоп для рыбок


Если бы у рыбок в аквариуме был телескоп, они бы смотрели в него по очереди. Одним глазом.

Сначала — на улиток, которые в аквариуме по стенкам ползают. Но улитки бы засмущались и попросили бы не подглядывать.

Рыбки бы послушались и начали бы смотреть друг на друга. Но у них бы не получалось. Потому что они слишком быстро плавают и телескоп не успевает за ними поворачиваться.

И тогда один усатый сомик придумал бы посмотреть наружу. Сначала все бы над ним посмеялись. Потому что снаружи аквариума ничего интересного нет. Это каждой рыбке известно!

Но потом какая-нибудь молоденькая гуппи все-таки попробовала бы.

И ахнула бы.

И позвала бы всех-всех-всех.

И все-все-все приплыли бы и толпились бы у телескопа.

И стояли бы в очереди.

И заглядывали бы в окуляр выпученными рыбьими глазами и удивлялись бы.

Потому что там, снаружи, на стене комнаты, был бы большой телевизор.

А в телевизоре — передача.

А в передаче — море. И коралловый риф. И множество разноцветных рыбок.

И всем в аквариуме страсть как интересно было бы, что же там делается и как там рыбы живут.

А главное — хвосты какого фасона нынче носят в океане.

ЕСЛИ БЫ МИР БЫЛ РАСКРАСКОЙ



Раскрашенные собаки


Если бы мир был не цветной, это было бы ненадолго. Потому что дети любят раскраски. И могут раскрасить всё. Даже весь мир.

Дети просто взяли бы краски и принялись бы сначала за небо.

Или за щенков. У собаки Найды, которая живет в будке возле деревянного домика на углу, их трое. Совсем одинаковых. Поэтому все их путают, даже Найда. Если один станет красный, другой синий, а третий — зеленый, все обрадуются. И Найда обрадуется. И можно будет приниматься за небо.

Или за елки. Если быстро не раскрасить все елки, их раскрасит девочка Оля из нашего подъезда. Оля любит, когда все правильно, и елки у нее будут скучные. Зеленые. А я хочу, чтобы все иголочки были разноцветные.

Еще нужно не забыть про моря. Ведь если Черное море будет черным, Белое — белым, Желтое — желтым, а Красное — красным, то ни у кого не будет трудностей с географией.

А наш дом станет черно-бело-желто-красносине-оранжево-голубо-зелено-фиолетовым. Потому что в нем девять этажей. И малыши, которые не знают цифр, смогут сами находить нужные кнопки в лифте.

Но потом, после дома, все-таки надо будет заняться небом. Иначе его разрисуют мальчишки из соседнего двора. И вместо облаков будут разноцветные гоночные машинки.

А мне больше нравится с облаками.

ЕСЛИ БЫ МЕНЯ СЛУШАЛИСЬ ОБЛАКА



Повелитель облаков


Если бы меня слушались облака, бабушке не пришлось бы поливать огород. Все лето там дежурило бы специальное облачко.

И в Африке не было бы засухи, от которой голодают дети. Потому что я как только услышу про засуху — сразу пошлю на помощь целых сто туч. Самых дождевых. А если будет мало, то еще сто.

В выходные всегда было бы солнечно. И в праздники тоже. А когда случался бы праздник с парадом, мои тучки проходили бы строем над площадью, как военные самолеты. И кружились бы, и смешно кувыркались бы все разом, так что на земле все хлопали бы в ладоши и кричали бы: еще, еще!

Когда мне становилось бы грустно, всегда бы шел дождик. И все старались бы меня развеселить. Потому что никому не нравится, если все время дождь.

Одна маленькая пушистая тучка спустилась бы вниз, и мы бы подружились. Ночью она спала бы в ванной, чтобы случайно не накапать на пол, а днем ездила бы у меня на плече, как большой белый попугай.

Но если кто-то захотел бы меня обидеть, тучка тут же сделалась бы черной-пречерной. И шарахнула бы его молнией.

А Колька из третьего подъезда никогда больше не стал бы говорить про меня гадости. Потому что если бы стал, то облака бы мигом выстроились, как я захочу. И над нашим домом, и над всем городом, и над всей землей во все небо было бы написано, что Колька сам такой!

ЕСЛИ БЫ КАЧЕЛИ ВЗЛЕТАЛИ ДО НЕБА



Космические качели


Если бы качели взлетали до неба, можно было бы заглядывать за облака. Потому что там, с верхней стороны облаков, просто не передать как красиво.

Еще можно было бы удивлять орлов. Летит себе орел: высоко-высоко, гордо-прегордо. И вдруг раз — я на качелях. В куртке и валенках — потому что наверху холодно.

Только с самолетами надо бы было быть поосторожнее. Потому что летчики тоже могут напугаться, если из облаков вдруг вылечу я в куртке и валенках. А это опасно, когда летчик пугается. Наверное, пришлось бы заранее звонить в аэропорт и предупреждать:

— Иду качаться! Передайте всем!

И конечно, обязательно надо будет предупреждать космонавтов. Потому что, если будут такие качели, я точно не сдержусь. И докачаюсь прямо до космоса. Только ненадолго, потому что в космосе нечем дышать. И еще холоднее, чем над облаками.

Или, может, наоборот — не надо предупреждать космонавтов? Чтобы был сюрприз? Ведь космонавтам на космической станции, наверное, скучно. И хочется клубники.

А тут вдруг кто-то бы взял и постучался бы к ним в дверь: тук-тук-тук. Космонавты бы выглянули — а на пороге клубника. Целое ведерко. От меня!

ЕСЛИ БЫ ВСЕ «ЕСЛИ БЫ» СТАЛИ БЫ НЕ «ЕСЛИ БЫ»



Фантазер
Мама с папой

Если бы все «если бы» стали бы не «если бы», а взаправду, на Луну бы ходил трамвай. И качели доставали бы до неба.

Новый год был бы каждый день, и Деду Морозу пришлось бы брать три сотни помощников. Или четыре.

Огоньки от фонарей можно было бы собирать в варежку, а потом выпускать все разом, чтобы было красиво.

У меня был бы свой робот, а под подушкой жили бы гномы. Ночью они тихонько шептали бы разные истории, чтобы спать было веселее.

Слон ходил бы в гости к киту, а миром правили бы дети. И был бы такой закон, чтобы не доедать кашу.

Раз в году все люди ходили бы задом наперед. Просто так, для смеха.

Кроты подрыли бы театр и утащили бы его к себе в нору, чтобы устраивать представления. Только непременно оперный, потому что в балете кроты совсем не разбираются.

Рисунки бы оживали, и с моих тапок уплыли бы вышитые рыбки. Ожили бы и уплыли.

Все пожелания бы сбывались. Только добрые. Например, «будьте здоровы».

Мама с папой никогда бы не ссорились.

И снег был бы цветным, а по улицам скакали бы кентавры.




Алексей Лисаченко
Художник Александр Яковлев
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017